Полностью 
Список недавних новостей

Волгоградские концессии: истинными концессионерами являются жители региона, но кому уходит прибыль?

В 2015 году в истории Волгограда началась новая эра - концессионная. Передав частному инвестору имущество закредитованного и стоявшего на грани банкротства «Горводоканала», городская администрация запустила процесс постепенного перехода всех ключевых отраслей сферы ЖКХ под контроль коммерческих структур.

 

Агрессивное внедрение коммунальных концессий осуществлялось с федерального уровня под покровительством идейного и организационного вдохновителя - замминстройЖКХ Андрея Чибиса, уже через пару лет после начала проектов декларировавшего о небывалых концессионных достижениях: «Самой крупной и при этом доказавшей свою эффективность концессией в стране остается водоканал в городе Волгограде - фактическое исполнение обязательств инвестором составляет более 90%, общий объем средств, которые вложил инвестор, превышает 58 млрд рублей..." 

 

 

В настоящее время в Волгограде отданы в концессию водоканал, теплосети, уличное освещение и один из городских парков, а по факту — ещё и утилизация мусора.

 

Обсуждается и возможность концессионирования тех предприятий, которыми пока ещё управляет мэрия: например, «Метроэлектротранса». Так называемое «государственно-частное партнёрство» стало для администрации Волгограда излюбленным методом избавления от имущества, которое из года в год требовало огромных расходов на содержание, а для частных инвесторов — отличным способом получения миллионных прибылей. Заложниками этой ситуации оказались простые горожане, вынужденные мириться с регулярным повышением коммунальных тарифов.

 

Начало концессионной эпопеи в Волгограде было положено в 2015 году, когда состоялся «открытый конкурс на право заключения концессионного соглашения в отношении централизованных систем холодного водоснабжения и водоотведения». Этой витиеватой формулировкой городские власти охарактеризовали сделку по передаче имущества волгоградского водоканала в частные руки. В конкурсе участвовали два претендента — ООО «Концессии водоснабжения» и ООО «Краснодар Водоканал». 

 

Состояние водопровода в Волгограде было близко к катастрофическому, износ сетей достигал порядка 80%. Поэтому предполагалось, что концессионер вложит в развитие инфраструктуры 58 млрд рублей и устранит все существовавшие на тот момент коммунальные проблемы. С самого начала было понятно, что инвестору потребуются солидные средства для исполнения принятых обязательств, и наиболее очевидным их источником станет сбор платежей с горожан, однако местные власти обещали, что резкого увеличения стоимости коммунальных услуг не произойдёт. 

 

В следующем, 2016 году, история получила продолжение: ООО «Концессии теплоснабжения», на тот момент существовавшее меньше месяца и финансировавшееся из тех же источников, что и «Концессии водоснабжения», стало единственным участником конкурса по передаче в частные руки всего теплового хозяйства Волгограда. Конкурентов у компании попросту не нашлось, поэтому она без труда выиграла торги и получила разрешение УФАС на передачу ей в пользование производственных средств МУП «ВКХ» («Волгоградское коммунальное хозяйство»). Свежеобразованному концессионеру достались 123 котельных, 748 километров теплосетей, 200 километров сетей горячего водоснабжения и 313 объектов теплового хозяйства. В 2017 году директором «Концессий теплоснабжения» был назначен Эдуард Шпаковский, открыто выступавший за повышение коммунальных тарифов для населения.

 

По словам экспертов, как-то воздействовать на итоги торгов ни общественность, ни администрация Волгограда не могли, поэтому две взаимно аффилированные компании получили под контроль водоканал и теплосети, что называется, без боя.

 

Одним из условий, на которых концессионеры начали работать в Волгограде, был отказ от резкого увеличения стоимости коммунальных услуг для населения. Вначале это требование соблюдалось.

 

По данным регионального комитета тарифного регулирования, первоначальные тарифы на водоотведение, установленные для «Концессий водоснабжения», оказались ниже тех, что были зафиксированы для МУП «Горводоканал»: 10,77 рублей за кубометр для Кировского и Красноармейского районов, 12,12 рубля для всего остального города (до прихода концессионера тариф составлял 17,83 рубля по всему областному центру). Стоимость водоснабжения осталась такой же (16,22 рубля за кубометр). В случае с «Концессиями теплоснабжения» тарифы также не менялись (в 2016 году они составляли 109,03 рубля за кубометр для горячего водоснабжения и 1643,50 руб./Гкал для отопления).

 

 

Однако такая ситуация сохранялась недолго. Уже в 2016 году ОМСУ просили разрешения установить индекс повышения не в размере 9,8%.

 

Эксперты Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) ещё в 2017 году также напрямую связали увеличение стоимости услуг ЖКХ с приходом концессионеров.

 

«Особо высокий рост тарифов наблюдается в Волгограде, что не является удивительным, учитывая проводимый там масштабный эксперимент с передачей городских систем тепло- и водоснабжения в концессию частным компаниям. Во многом именно благодаря масштабным инвестициям, предусмотренным концессионным соглашением, тарифы на тепло, на горячую и холодную воду, а также на водоотведение вырастут <...> значительно выше установленного для региона предельного уровня. Более того, опережающий рост, вероятно, продолжится и в ближайшие годы»

 

Между тем тарифы продолжают повышаться: в 2019 году стоимость коммунальных услуг для волгоградцев увеличилась на 4,1%. Это предельный показатель, рекомендованный федеральным центром. 

 

 

С момента прихода «Концессий водоснабжения» и «Концессий теплоснабжения» в Волгоград стоимость отопления выросла на 16,9%, а стоимость холодного водоснабжения — на совершенно шокирующие 43% (с 16 рублей 22 копеек до 23 рублей 20 копеек).

 

Рост коммунальных тарифов в интересах концессий уже неоднократно провоцировал резкую критику со стороны отдельных волгоградских политиков и общественников. Депутат городской Думы Волгограда Дмитрий Крылов, с самого начала выступавший против передачи муниципального имущества частному инвестору, считает, что повышение цен на «коммуналку» нецелесообразно, поскольку оно не приводит к реальному улучшению качества услуг.

 

.............................................

 

Между тем, вначале 11 июля 2019 года «Концессии теплоснабжения» и «Концессии водоснабжения» выпустили специальные платежки для граждан, задолжавших более двух месяцев за горячую или холодную воду, тепло или канализацию и проживающих в домах, перешедших на прямые договоры.

 

Оранжевые квитанции получили порядка 36 тысяч жителей города — именно столько владельцев лицевых счетов якобы являются должниками за коммунальные услуги. До 31 июля 2019 года им предложено "погасить долг в рассрочку без пени и штрафов". 

 

Перед новогодними каникулами тысячи волгоградцев получили от коммунальных концессий требования  по 30 тыс.руб. штрафных санкций за якобы долги, не превышающие 3 тыс. руб.


В письменных претензиях содержатся прямые угрозы по взысканию с людей дополнительных 30 тыс.руб. в виде расходов на взыскание долгов.


Получается, что у "Концессий" на юридические услуги средства находятся и расходуются активнее, чем на ремонт коммунальной инфраструктуры.

 

............................................

 

В результате обзора данного материала и анализа других проектов "государственно-частного партнёрства", к которым российские администрации всех уровней относят и концессионные соглашения, возникает закономерный вопрос: если единственным действительным и главным инвестором по ним выступают жители территорий, оплачивающие концессионные издержки опережающим ростом коммунальных тарифов, то именно жители региона должны быть основными выгодоприобретателями по данным проектам как в финансовой, так и в имущественной форме..

 

И здесь может быть несколько выходов:

 

а) финансовая компенсация - путём пропорционального распределения между жителями региона прибыли (дивидендов), получаемой в результате реализации концессионных проектов (соглашений);

 

б) имущественная компенсация - пропорциональное распределение между жителями региона имущественных активов в виде предметов концессионных соглашений (акций, долей, облигаций региональных займов и пр. инструментов);

 

в) региональная (муниципальная) национализация объектов концессионных соглашений (в пользу концедента) в связи с неисполнением концессионером условий концессионного соглашения с последующим снижением (ограничением) величины соответствующего коммунального тарифа.    

Please reload