Полностью 
Список недавних новостей

Российская промышленность в глубоком ступоре

Единственным мотором промышленного сектора осталась добыча простейшего минерального сырья (+1,4%): хотя добыча нефти просела на 0,8% из-за сделки ОПЕК+, а добыча газа прибавила лишь 1,3%, резко - на 12,2% - подскочило производство золота, еще быстрее - на 21,3% - увеличили отгрузку поставщики СПГ.

 

Вне сырьевой трубы промышленный рост де-факто остановился: после ударных 3,7% в октябре ноябрьская цифра - 0,1% - стала худшей с 2016 года. Месяц к месяцы выпуск и вовсе начал сокращаться - на 0,6%.

 

Данные Росстата «шокировали» расхождением с прогнозами, указывает главный экономист РФПИ Дмитрий Полевой: в среднем консенсус ждал 2,6% роста, при чем ни один из экспертов не давал цифру ниже 1,8%.

 

Столь низкий итоговый показатель связан с провалом в металлургии и машиностроении, указывает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. Эпицентр проблем оказался в автопроме: производство легковых автомобилей рухнуло на 19,6%, двигателей внутреннего сгорания - на 7,3%, а автомобильных кузовов - более чем вдвое (на 59,7%).

 

 

Фактически Росстат подтвердил то, что независимые опросы топ-менеджеров промпредприятий показывают уже несколько месяцев: это сокращение заказов на продукцию, сжатие конечного спроса и потеря клиентов как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

 

Индекс деловой активности в промышленности (PMI) с мая находится в зоне рецессии (ниже 50 пунктов), а в сентябре его значение - 46,3 пункта - стало худшим с 2008 года.

 

Рост, который видел Росстат, обеспечивался за счет экспорта сырья и производства околосырьевых товаров для внутреннего потребления (в первую очередь, топлива), но потребительский и инвестиционный спрос остаются зажатыми, не оставляя шансов на оживление в других отраслях, говорит экономист Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

 


Если Росстат не сможет сотворить «новогоднее чудо», уже в декабре индекс обрабатывающей промышленности уйдет в глубокий минус - фактически можно говорить о начале рецессии в секторе, полагает Тремасов.

 

Наглядной иллюстрацией катастрофы со спросом является ситуация с ценами, указывает он: индекс цен производителей промышленной продукции падает шестой месяц подряд - на 6,7% год к году и 0,8% относительно октября.

 

Спад происходит фронтально. «Если раньше дефляция наблюдалась только в отраслях ориентированных на экспорт, то по итогам ноября снижение цен было повсеместным», - указывает главный аналитик Промсвязьбанка Денис Попов.

 

 

Дефляция затронула даже низкомаржинальные отрасли, ориентированные на внутренний рынок - такие, как машиностроение и легкая промышленность. «Годовое снижение является максимальным со времен кризиса 2008-09гг.», - добавляет Тремасов.

 

Фактически промышленность стоит на грани сваливания в дефляционную спираль, и чтобы не допустить этого нужны решительные меры государственного стимулирования внутреннего спроса - конечного и инвестиционного, говорит Попов.

 

В противном случае корпорации столкнутся с падение выручки, прибыли и сокращением ресурсов для оплаты труда и инвестиций.

 

По итогам ноября статистическое ведомство признало практически полную остановку промышленного роста в российской экономике.

 

За минувший месяц, согласно Росстату, предприятия нарастили выпуск на мизерные 0,3%, показав худший результат с декабря 2017 года.

 

Мешок статистических чудес, который позволял Росстату отчитываться о якобы 3-х процентном росте промышленности при падающих индексах деловой активности и жалобах топ-менеджеров на критическое сжатие спроса, похоже, исчерпан до дна.

Please reload