Полностью 
Список недавних новостей

Пенсионная афера: накопительную часть пенсии не заморозили, а конфисковали

Федеральная администрация играет с гражданами России в такие игры, после которых доверие уже не вернуть.

 

43 миллиона россиян, которые доверили накопительную часть будущей пенсии НПФ, заинтересованные представители действующих от имени государства административных группировок снова «кинули»: их накопления, принудительно изъятые в бюджет, возвращать не планируют. «Заморозка» сбережений, которую *правительство* обещало продлить еще на два года, и из-за которой, собственно начало пенсионную реформу, уже не закончится никогда.

 

Минфин ждет с моря погоды

 

*Правительство* «заморозит» формирование накопительной части пенсии россиян еще до 2022 года. Впервые госдума ввела «заморозку» пенсионных накоплений граждан ещё в 2014 году, тогда это объясняли огромным дефицитом Пенсионного фонда, а про пенсионную реформу еще не заикались, но фактически к ней приступили.

 

Закон коснулся только тех, кто родился после 1967 года и подал заявление о формировании накопительной пенсии. Идеологи пенсионной реформы, которая была запущена в 2013 году, предполагали, что эти средства граждане смогут инвестировать в негосударственные пенсионные фонды (НПФ), а доход от инвестиций получать, выйдя на заслуженный отдых.

 

 

Но после введения «заморозки» 6% от зарплаты, которую работодатели перечисляли в Пенсионный фонд России, полностью шла в страховую часть пенсий — то есть на выплаты действующим пенсионерам.

 

Правда, помогло не особо: если за 2014 год дефицит Пенсионного фонда составил 31 млрд. рублей, то уже в 2015 году подскочил до 544 миллиардов, несмотря на все усилия инициаторов реформы. Эксперты тогда рассуждали, что на самом деле «замороженные» пенсионные накопления россиян пошли вовсе не на выплаты текущих пенсий, а на совершенно иные цели: повышение зарплат чиновникам и силовикам, сомнительные инфраструктурные мегапроекты…

 

Как бы то ни было, инициаторам идея очень понравилась: и «заморозку», первоначально презентованную гражданам как разовую акцию, отныне продлевают год за годом. Теперь до 2022 года, как явствует из материалов Минтруда. И все это на фоне принятой грабительской пенсионной реформы.

 

Минтруда официально не подтверждает, но и не опровергает продление «заморозки», лишь заместитель министра финансов Алексей Моисеев обтекаемо заявил журналистам: «Решение формально не принято, но в целом, вы понимаете, что у нас ничего не изменилось с прошлого и позапрошлого года».

 

Что именно должно было «измениться», велеречивый чиновник не пояснил.

 

— Легитимность власти зависит от уровня доверия населения к ней. Такими решениями, по сути, сама власть ставит под сомнение свою легитимность, — говорит «Свободной прессе» президент Ассоциации социальных предпринимателей России Роман Алехин. — Пенсионная реформа, повышение пенсионного возраста — самое болезненное для общества решение федеральной администрации за последнее десятилетие. И продолжать играть с этой темой — играть с огнем. Скорее всего, придется проводить очередную пенсионную реформу, так как если власть может попытаться восстановить к себе доверие за счет каких-то позитивных решений в других сферах, то пенсионная система, после такого, доверие к себе уже не восстановит.

 

Силуанов обещает, а люди уже не верят

 

*Правительство* одной рукой «замораживает» накопительную часть пенсий, а другой — напористо продвигает сомнительную идею индивидуального пенсионного капитала (ИПК). Сомнительную, поскольку сами чиновники никак не могут окончательно определиться, как эта система должна работать: спорят, должно ли быть присоединение граждан к ИПК добровольным или принудительным.

 

Скажем, президент Владимир Путин потребовал, чтобы система была добровольной, мол, это будет больше похоже на введение нового социального налога. Однако в Минфине и Центробанке уверены, что в таком случае новая пенсионная система просто не будет работать. Согласно опросам, 63% граждан не хотят делать дополнительные отчисления в НПФ (помимо тех обязательных отчислений, которые уже делает работодатель, и которые нынче «заморожены»).

 

Еще 19% готовы добровольно отчислять не более 5% от своей зарплаты. Причина — большинство россиян просто не имеют средств для дополнительных отчислений (как же, как и личных сбережений). Соответственно, лишь 7% рассчитывают на дополнительную пенсию от НПФ или работодателя.

 

Подобное недоверие россиян вполне объяснимо: в 1991 году россияне лишились последних накоплений в Сбербанке, а в 2014 году государство так же беззастенчиво обокрало участников накопительной пенсионной системы.

 

А вот сейчас вице-премьер Антон Силуанов пытается завлечь россиян обещаниями, будто благодаря введению ИПК они смогут получать к пенсии «прибавку» в 20% от среднемесячной зарплаты. Но кто же теперь ему поверит?!

 

— У граждан фактически конфискуют в бюджет накопления за восемь лет, обещая в отдаленном светлом будущем расплатиться с ними не рублями, а какими-то баллами, — говорит в беседе со «Свободной прессой» старший научный сотрудник Института экономической политики, член совета фонда «Либеральная миссия» Сергей Жаворонков. — Что касается персональных пенсионных программ, то с ними нет ясности — соответствующий законопроект об индивидуальном пенсионном капитале готовится в недрах правительства много лет, но так из этих недр и не вышел.

 

Если *правительство* учтет идеи минфина по тому, что на этот ИПК будет даваться налоговый вычет, то определенный прогресс тут может быть. Ну а в настоящее время люди, не доверяя государству, предпочитают копить на старость как угодно: банковскими вкладами, наличными, вложениями в недвижимость которую можно сдавать и т. п.

Please reload