Полностью 
ВКонтакте
Список недавних новостей

Нехватка денег - проблема ущербной эмиссионной политики ЦБ РФ

Академический форум по экономике 15 мая 2019 года собрал за одним столом «либералов» и «патриотов». Они соревновались в прогнозах роста ВВП.


«Сменяемость власти, похоже, единственный вариант изменения ситуации» — заявил научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг на московском академическом экономическом форуме. О том, как он примерял на себя роль Владимира Путина, советник президента Сергей Глазьев заверял в возможности роста ВВП на 7–8%, а Андрей Клепач критиковал политику накопительства вместо инвестирования.


«Дела наши идут хорошо, но так дальше продолжаться не может», — цитировал научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг слова недавно избранного алтайского губернатора Виктора Томенко.


Эту фразу можно было назначить девизом открывшегося накануне в здании РАН первого московского академического экономического форума (МАЭФ), участники которого то и дело предлагали свои версии ответов на вечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать с российской экономикой?».


Удивительно, но это мероприятие, пожалуй, впервые собрало не только под одной крышей, но и за одним столом экономистов столь разных взглядов. Кажется, еще никогда не были так близки советник президента РФ Сергей Глазьев, ректор РАНХиГС Владимир Мау и глава федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев. Правда, близость была лишь пространственной: ни тот, ни другой, ни третий взглядам своим не изменяли, лишь чинно сидели в президиуме на сцене, не пытаясь даже поспорить друг с другом.


Президент российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин решительно объявил, что бизнес готов инвестировать в нацпроекты, но лишь при условии возможности мониторить ход их реализации и вносить в них корректировки. «Одно из узких мест — отсутствие ясных стимулов для частных инвестиций, хотя треть из совокупного финансирования (7 триллионов рублей) приходится на внебюджетные источники. Понятно, что это средства частных инвесторов», — пояснил он.


В целом бизнес, по словам Шохина, несмотря на улучшение инвестклимата, по-прежнему озабочен нехваткой кадров, избыточным давлением при надзорно-контрольной деятельности, ростом фискальной нагрузки.


Единственная радость для главы РСПП — удалось продвинуть идею о том, что все законопроекты, меняющие фискальную или административную нагрузку на бизнес, принимаются Госдумой за 6 месяцев до начала финансового года.


«Конечно, в рамках этого позитива мы получили рост 2 процента НДС, тем не менее мы давно настаивали, чтобы не к 1 декабря принимались законы, а как минимум в рамках весенней сессии», — добавил Шохин. Также бизнес рад выводу движимого имущества из-под налогообложения. Но есть загвоздка — идет дискуссия с регионами о том, что под этим понимать.


«Они в понятие недвижимого имущества готовы вписывать большие категории машин и оборудования. Если так случится, то сохранится налог на модернизацию», — печалился глава РСПП. Наконец, отношения с силовыми структурами — еще одна головная боль предпринимателей.


«ЕСЛИ БЫ 100 МИЛЛИАРДОВ УШЛИ В РОССИЙСКУЮ ЭКОНОМИКУ, ТО РОСТ БЫЛ БЫ 1,5–2 ПРОЦЕНТА»

Главный экономист Внешэкономбанка (ВЭБ) Андрей Клепач задался вопросом, ценой чего страна сможет обеспечить темпы роста. «Мы говорим, как догнать и перегнать когда-то Португалию, а теперь по темпам роста мировую экономику», — усмехнулся эксперт. Все имеет две стороны медали. Например, хвастовство о том, что мы отвязались от колебаний нефтяных цен, тоже имеет свою цену.


«Действительно, бюджетное правило обеспечивает тот уровень бюджетных расходов, который есть. Курс в рамках плавающей системы колеблется сильнее, чем это было в середине 2000-х годов, но тоже является относительно стабильным. Но возникает вопрос: что это дало для экономического развития?».


Он подсчитал, что за последние три года в результате роста цен на нефть и газ экономика России получила дополнительно около $100 миллиардов.


«Какой эффект эти деньги дали для развития экономики или кому они достались? Примерно 50 миллиардов за последние два года ушли в бюджет, на 25 миллиардов возрос отток капитала. Из этого прироста, по сути, в экономику ушло примерно 25 миллиардов. Это дало за два года прирост ВВП где-то на 0,5 процента. Если бы целиком эти 100 миллиардов ушли в российскую экономику, то рост был бы 1,5–2 процента с учетом „сил трения“, — уверен главный экономист ВЭБ. — На самом деле мы, стабилизируя и повышая устойчивость финансовой системы, лишили нашу экономику существенной части экономического роста и доходов и не позволили превратить рост мировых цен в те технологические, структурные и социальные изменения, которые могли бы быть получены».


Теперь же, как опасается экономист, может возникнуть и нестыковка обозначенных целей с принятыми нацпроектами. Тем более, по его словам, расходы на образование и здравоохранение по отношению к ВВП все равно не достигнут уровня даже 2010 года; прирост расходов будет только в части транспортной инфраструктуры.


«Все выступают за инвестиции в образование, здравоохранение, развитие транспортной инфраструктуры, но нет консенсуса, как это реализовать в нашей бюджетной конструкции, какое здесь соотношение пропорций. Главный вопрос: насколько это совместимо с бюджетным правилом и проводимой денежно-кредитной политикой?» — отметил Клепач. Сам он уверен, что экономический рост можно ускорить до 4% ВВП, однако предлагает менять подходы к экономической политике.


«Нацпроекты не решают проблему отставания в оснащенности оборудованием наших образовательных учреждений от европейского уровня. Мы ниже Италии, Литвы и прочих».


Кроме того, главный экономист ВЭБ обозначил слабые места нынешней профицитной конструкции бюджета.


«Но это своеобразный профицит, потому что, чтобы финансировать нацпроекты (а это финансирование выше, чем напрямую вытекает из бюджетного правила), бюджет занимает, то есть мы увеличиваем наш долг. Если эту политику продолжать, то мы к 2035 году выйдем на госдолг примерно 30 процентов ВВП — в 2,7 раза выше, чем сейчас. Мы не столько инвестируем, сколько продолжаем избыточные государственные сбережения, по большей части размещенные в валютных активах за рубежом, а не вложенные в свою собственную экономику», — объяснил Клепач. Попутно он заметил, что, согласно соцопросам, в обществе есть запрос на масштабные и кардинальные изменения экономической политики. «Надеюсь, это произойдет».


«У НАС АБСОЛЮТНО НЕАДЕКВАТНАЯ ДЛЯ ЭТОГО ВРЕМЕНИ ПОЛИТИКА»

Сергей Глазьев вновь коснулся ущербной политики Центробанка и правительства.


«Их цифры прогнозов рывком не назовешь, они даже ниже среднемировых», — усмехался он, ставя в пример Китай и Индию. Сам Глазьев в оценках был даже оптимистичнее Клепача, убеждая в том, что Россия может расти темпами и выше 5% ВВП.


«Все объективные оценки показывают, что мы можем дать темпы роста не меньше 7 процентов, а может, 8 процентов в год», — уверенно бросил он. По словам советника президента, у страны нет ограничений ни по одному из факторов производства. По его оценке, мощности загружены не более чем на половину, а скрытая безработица составляет 20%.


Тем более нет ограничений по низко- и среднеквалифицированному труду из-за общего ЕАЭС, а высококвалифицированные специалисты, уверен Глазьев, большим потоком едут с Украины. «А когда хорошее нововведение по выдаче российских паспортов будет расширяться, мы снимем и ограничения по высококвалифицированным специалистам».


Помимо природных ископаемых и обширных земель, Глазьев нашел у России инновационный потенциал.


«Продолжается утечка умов. Мы не можем использовать наш научно-технический потенциал в полной мере. Вероятно, он используется где-то на одну четверть», — прикинул советник президента. Тем более что при переходе к новому технологическому укладу идет бурное развития разных технологий, которые должны стать локомотивом роста.


Наблюдаем отставание нашей страны по базовым производствам нового технологического уклада, что обрекает нас на дальнейшее нарастание отставания по мере его дальнейшего расширения. Вход на эту технологическую траекторию будет становиться все более дорогим.


Для рывка, уверен советник президента, не хватает только денег, которые «мы сами создаем». Главным условием экономического чуда, которое совершали, например, Сингапур и Южная Корея, было расширение внутреннего кредита.


Деньги в XX веке стали инструментом экономического развития. Не только в СССР никогда не было проблемы нехватки денег, потому что Госбанк их создавал. Ни в одной стране мира сейчас, кроме нас и Бразилии, тоже нет проблемы: денег создается столько, сколько нужно.


Мы видим, что все крупные страны на кризис, который настиг мир в 2007–2008 годах, ответили резким наращиванием эмиссии. Объем мировых денег увеличился втрое за всего лишь 10 лет. Процентные ставки упали практически до нуля в странах, которые столкнулись со структурным кризисом. У нас, как видите, абсолютно неадекватная для этого времени политика. Она архаичная, потому что наш ЦБ вместо того, чтобы создавать деньги для развития экономики,изымает их», — объяснил Глазьев.


Таких изъятых средств советник президента насчитал на 10 трлн рублей. Словом, имея ресурсы для роста, Россия не может их связать между собой из-за отсутствия денег и кредитов.


ЦБ отбросил нас в архаику Средневековья, когда экономика работала без кредита и не могла расти».


«Я думаю, наш правящий дом никак не заинтересован ни в каком изменении ситуации, — стал развивать этот пессимистичный настрой Гринберг, но внезапно признался. — Если бы я был на месте Путина, я бы тоже кивал: „Все хорошо, но пока не будем“. А почему? Потому что мир у нас в турбулентной зоне и неизвестно, что с нами будет. На самом деле это неправильно. Сменяемость власти, похоже, единственный оставшийся вариант реального изменения ситуации».

%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B4%20%D0%A2%D0%A1%
%D0%A1%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%88%D0%

©   Индустрия Сервейинг - комплексное управление жилой недвижимостью и коммунальной инфраструктурой -

правовые, технологические, финансово-экономические решения

(NP effective property management "Industry Survey")

  • Индустрия Сервейинг
  • https://vk.com/industserv
  • Индустрия Сервейинг на ФБ

©  2009 - 2020 Индустрия Сервейинг,  НП ЭУН