Полностью 
Список недавних новостей

Начали обостряться социальные последствия пенсионной реформы

Провернув аферу с повышением в России пенсионного возраста, федеральная администрация спохватилась: как избежать социальных последствий реформы? Среди предлагаемых мер — введение льгот для работодателей, у которых трудятся сотрудники предпенсионного возраста. Об этом поведала вице-премьер Татьяна Голикова. 

 

«Мы не сняли с повестки дня вопрос о возможности отработки такого ряда преференций. У нас есть экспертная группа, которая заседает при правительстве».

 

Поручение ряду министерств о проработке вопроса подписано Дмитрием Медведевым. Однако конкретные меры поддержки работодателей пока в правительстве не называют.

 

 

Сама Голикова, кажется, является пусть и острожной, но сторонницей преференций работодателям. По ее словам, сотрудники пожилого возраста имеют огромный профессиональный опыт и поэтому могут выступать наставниками в отношении молодых работников. С её точки зрения очень важно «этот в буквальном смысле „золотой ресурс“ не растерять».

 

Возникает вопрос: откуда возьмутся рабочие места одновременно и для молодых людей, и для пожилых? Тем более, что Минэкономики намерено упростить привлечение высококвалифицированных кадров из-за рубежа, создав таким образом дополнительную конкуренцию на рынке труда.

 

Ведь никаких планы создания 25 млн высококвалифицированных рабочих мест, которые поручал в свое время создать Владимир Путин, остались фикцией.

 

К бабке не ходи — крайними среди этих категорий работников окажутся именно предпенсионеры. Кстати, уголовная ответственность за их увольнение — не более, чем миф. Добавленная в УК РФ статья 144.1 наказывает работодателя лишь за «необоснованное» увольнение. Согласно разъяснению Минтруда, в случае сокращения штата работодатель имеет право уволить пожилого сотрудника.

 

Очевидно, что дискуссия, возникшая на уровне федеральной администрации о необходимости льгот для работодателей, свидетельствует о больших проблемах на рынке труда. Иначе нечего было бы обсуждать дополнительные стимулы. А ведь накануне реформы администрация заявляла, что в этой сфере у нас все хорошо.

 

Проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов обратил внимание на непоследовательность действий федеральной администрации, желающей, стимулируя бизнес, сохранить на рынке труда предпенсионеров и одновременно создающего для них конкуренцию с мигрантами.

 

— Когда принималось решение о повышении пенсионного возраста, от бизнеса инициаторами этой идеи были «Опора России» и «Деловая Россия». Поскольку, в первую очередь, они, как средний и малый бизнес, нуждались в такого рода поддержке.

 

Их предложение заключалось в том, чтобы для лиц предпенсионного возраста, которых оставляют на работе, сократить отчисления в систему социальных фондов. Создавая, таким образом, более конкурентные преимущества по расходам работодателя на фонд оплаты труда. Ведь понятно, что если за них приходится отчислять в ПФР меньше чем 22 процента, то они обходятся работодателю дешевле. Эта идея была сразу отвергнута. Основной аргумент в том, что ПФР у нас и так требует постоянной поддержки.

 

Я думаю, что стимулировать работодателей снижением отчислений в социальные фонды нельзя. Лучше не трогать этот вопрос. Иначе, мы вообще ликвидируем действующую систему социального страхования. Сейчас взносы платят, в основном, за бюджетников или работников крупных предприятий. Малые предприятия, особенно ИП, платят отчисления в ПФР не со всего фонда оплаты труда. Самозанятых у нас вообще не трогают… У нас и так достаточно льгот.

 

Ну, а раз так, то надо рассматривать другие варианты возможной помощи работодателям.

 

«СП»: — Какие?

 

— Это может быть субсидирование заработной платы. Или, например, компенсация программ, связанная с повышением профессиональных компетенций.

 

Работодатель, допустим, заявляет о потребности переобучить свой предпенсионный персонал под конкретные программы. В этом случае заключается трехсторонний договор между работодателем, работником и органом исполнительной власти. Работодателю передаются средства на обучение. А взамен он обязан оставить этих людей на работе. Уволил — придется вернуть средства.

 

Еще одной мерой поддержки работодателей может стать выдача кредитов на пополнение оборотных средств. Вариантов масса.

 

«СП»: — Вот только помогут ли все эти меры с учетом конкуренции молодых и пожилых работников за одни и те же рабочие места? А сейчас с ними еще поспорят иностранцы, которых хочет привлечь Минэкономразвития…

 

— Причем, это делается, снижая параметры оценки квалификации рабочей силы. Сейчас заработная плата иностранца должна быть не меньше 1 млн рублей в год. Но это не высокий уровень. Инженер из Германии на такую зарплату не поедет. Речь на самом деле идет о привлечении из-за рубежа низкоквалифицированной рабочей силы.

 

Состояние рынка труда на сегодняшний день достаточно тяжелое. Напомню: по данным Росстата, у нас около 850 тысяч человек находятся ежемесячно в так называемом административном отпуске. Когда они не рвут формальные связи с работодателем, но при этом и не получают зарплату. А это скрытая безработица.

 

— Нам кажется, что учреждение льгот за ту или иную возрастную категорию работников — это путь, таящий в себе больше рисков, чем ожидаемых преимуществ, — считает заместитель гендиректора кадрового холдинга «Анкор» Татьяна Баскина. — Потому что у нас не одна категория работников, которые считают, что они менее конкурентоспособны. На другом краю этой прямой молодые специалисты и работники без опыта.

 

Соответственно, если мы говорим о предоставлении работодателю льгот за найм или приоритетный найм, или за приоритетое оставление на работе предпенсионеров в случае сокращения, то есть риск принятия решения не на основании профессиональных компетенций. А это абсурдно и невыгодно никому: ни государству, ни работодателю, ни предпенсионерам.

 

«СП»: — Почему же льготы — и вдруг невыгодны?

 

— Если предпенсионеров станут ставить в особые условия, то, возможно, с них будет и повышенный спрос. Это окажется для них дискомфортным.

 

У нас в стране уже есть пример в виде льгот для инвалидов. В ряде регионов эти льготы в монетарном выражении установлены для тех инвалидов, которые могут и хотят трудиться. И делают работу просто невыгодной, потому что пособие больше.

 

Работодателю же выгодно, чтобы у него работали квалифицированные люди, которые способны выполнять бизнес-задачи. А льготы — инструмент из другой сферы.

 

Это прагматичный вопрос. Если льготы приносят экономию, то их надо сравнивать с тем, насколько благодаря им увеличится прибыль. Эту модель нужно просчитывать, причем в перспективе. И хорошо бы провести «пилот».

 

К сожалению, зачастую самые лучшие побуждения правительства или других законодателей приводят к тому, что принимается «сырой» проект. А потом все сокрушаются, что нет ожидаемого эффекта.

 

А вот секретарь Федерации независимых профсоюзов России Александр Шершуков считает, что правительство в данном случае просто изображает деятельность.

 

— Если ввести налоговые льготы для работодателя — против сразу выступит Минфин. Ведь тяжесть содержания лиц предпенсионного возраста будет в этом случае перенесена на бюджет. Тогда возникает вопрос: зачем в процессе повышения пенсионного возраста говорили о необходимости экономии бюджета? Ведь теперь бюджет будет платить в ПФР не напрямую, а через налоговые льготы работодателям.

 

Ссылка Голиковой на то, что существует экспертная группа, а вопрос о введении льгот не снят с повестки дня, показывает лишь, что никто не знает, как этот вопрос решать.

 

Когда готовили закон о повышении пенсионного возраста, федеральная администрация отрицала, что такие разговоры ведутся. В данном случае ситуация обратная — чиновники подтверждают, что обсуждение идет. Но я сомневаюсь, что льготы появятся.

 

— Введение льгот для работодателей — это попытка переложить проблему с больной головы на здоровую, — возмущен экономист и предприниматель Дмитрий Потапенко. — Сначала повысили пенсионный возраст. А теперь нужно как-то с людьми разбираться. Поскольку государство само не будет этого делать, оно «спустило» проблему на работодателя.

 

Наделали гадостей и пытаются найти того, кто за это расплатится.

Please reload