Полностью 
Список недавних новостей

К диктатуре национального среднего класса

От диктатуры компрадорско-ростовщического капитала феодально-олигархического (2)  класса к диктатуре производительного капитала национального среднего класса 

 

 «…жизнь по существу своему есть присвоение,

нанесение вреда, насилие над чуждым,

над более слабым, подавление, жестокость,

навязывание собственных форм, воплощение и в самом лучшем,

самом мягком случае – эксплуатация…»

 

Фридрих Ницше

 «По ту сторону добра и зла»

 

 

Многочисленные рассуждения либералов о среднем классе в России после их перемещения в стан «либерал-государственников» вовсе прекратились. Произойти это могло по нескольким причинам:

 

I – средний класс в России создан

 

II – задача формирования среднего класса в России невыполнима

 

III – в связи с тотальным контролем политического публичного пространства и блокированием в нём проявление политического представительства разнородных групп сословно-корпоративных интересов, кроме единственной, делегировать задачи формирования среднего класса в России:

 

а) опасно и в нынешних реалиях некому;

 

б) тем, кто допущен к официозному общественно-политическому пространству административными менеджерами режима категорически не рекомендовано обращаться к интересам среднего класса.

 

Прежде чем перейти к оценке места и роли среднего класса в России, необходимо обратиться к понятию класса вообще. Поскольку либеральной средой осознанно или в силу невежества средний класс представляется в недопустимо узком, экономическом содержательном контексте, то в классическом понимании класса он таковым являться не может.

 

Никто точнее Ленина не передал природу класса:  

 

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы - это такие группы людей, из которых одна может присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

 

Однако, для раскрытия основного отличия класса данное определение следует дополнить ещё одним важнейшим признаком, выделяющим его в системе общественно-социальной стратификации, без которого он классом не является – класс становится классом только в условиях борьбы за свои классовые интересы политическими средствами.

 

А вот определение из Википедии — современной свободной энциклопедии:

 

«Средний класс — совокупность социальных слоев населения, занимающих в стратификационной системе общества промежуточное положение между низшим классом (бедными) и высшим классом (богатыми). В странах, считающихся развитыми, средний класс составляет наиболее многочисленную группу населения.

 

Функциями среднего класса традиционно считаются стабилизация общества и воспроизводство квалифицированной рабочей силы».

 

У Ленина – группы людей, стремящиеся к выполнению своей роли в системе общественного производства, у либералов – слои населения, только и пригодные для стабилизации и воспроизводства. У среднего класса в либеральной версии нет ни интересов, ни целей, ни стремлений, ни даже личностного Я – есть лишь функции. Иного, более содержательного политэкономического определения современного среднего класса, в либеральных источниках отыскать не удалось. 

 

 Фото

 

 

В одном из российских социологических опросов в 2008 году были установлены следующие критерии отнесения респондентов к среднему классу: среднедушевой доход от 1500 евро на человека в Москве, 1000 евро на человека — в Санкт-Петербурге и 800 евро в других городах, наличие образования не ниже незаконченного высшего, а также возраст от 24 до 39 лет.

 

Выявлено, что данная категория составляет в населении страны около 2-3%.

 

То есть, по мнению современных исследователей: уровень дохода, образование и возраст – необходимые и достаточные критерии отнесения к среднему классу.

 

Приведённые примеры демонстрируют ограниченное толкование либералами класса, преимущественно экономическими, в малой степени социальными, но никогда – политическими признаками. А вследствие искажения признаков и критериев классов происходит подмена методов их классификации, и главное – источников их формирования и развития, целей, задач и способов действий.

 

Важнейшая характеристика класса состоит в его основном отличии от сословия: класс – категория политическая и лишь во вторую очередь – социально-экономическая. 

 

Сословно-родовая классификация Российской Империи, например, не решала задач борьбы за сословные интересы, а лишь закрепляла сословно-родовые связи и учитывала редкие межсословные миграции в целях фиксации формы общественно-государственного устройства и организации управления Империей. Закреплённые кодексами сословные привилегии и межсословные отношения отражали накопленные традиции, не рождали межсословных противоречий и не являлись политическими формами реализации социальными группами своих интересов. Управление государственными и межсословными отношениями обеспечивалось институтом монархии.  

 

Сегодня положение дел в России в значительной мере схоже с имперским.

 

В приходящем на смену сословно-родовому классовое общественное устройство предлагает иную модель общественной организации, изначально основанной на отношении к собственности на средства производства и к частной собственности, неизбежном разделении труда, разделении общества по имущественному признаку и формировании вокруг него (имущественного признака) классовых интересов и борьбе за них между претендующими группами.

 

В такой модели возникают классовые отличия и признаки: класс эксплуататоров, класс рабочих (пролетариев), класс крестьян. Появляются новые формы самоорганизации и самоопределения, субъекты и объекты, цели и политические средства их реализации: власть – советам, земля – крестьянам, фабрики – рабочим. Определяются ключевые противоречия и способы их устранения.

 

Классовая модель предыдущего формационного перехода реализовывалась в условиях кардинального преобразования производительных сил от крестьянско-земледельческого уклада к индустриальному, для чего потребовалось рождение и мобилизация собственной движущей силы – пролетариата. С задачей построения нового городского индустриального мироустройства с опорой на диктатуру пролетариата классовая модель успешно справилась. Констатацией вступления в «эпоху развитого социализма» в позднем Советском Союзе, характеризующейся завершением этапа индустриализации и обобществлением собственности на средства производства, была устранена природа классовых противоречий, классы вновь утратили свою роль. Позднее советское государство вернулось к квазисословному устройству: воинское, партноменклатурное, научное, промышленное, сельское. В них сословная преемственность определялась в основном профессиональной принадлежностью, но, кроме того, начали складываться сословно-родовые традиции (профессиональные династии), закреплявшие имущественные достижения, общественные признания и социальные привилегии.    

 

Либеральная революция 1989 – 1993 гг. по сути, стала очередным трансграничным постиндустриальным переходом на следующем уровне развития производительных сил – от промышленной к информационно-технологической формации. Она восстановила институт частной собственности на средства производства и тем самым вновь воссоздала объективные условия для возвращения к классовому общественному устройству.      

 

На современном этапе развития производительных сил потребовалось переосмысление мировоззренческих, культурно-исторических, идеологических, нравственных оценок и обоснований отношения к частной собственности на средства производства. Но что гораздо важней – оказалось необходимым общественно признаваемое идеологическое и мировоззренческое обоснование форм и способов справедливого распределения (в ленинском понимании: присвоения и последующего перераспределения результатов чужого труда) между социальными группами совокупного национального продукта как сложения результатов ТРУДА отдельных людей предыдущего и нынешнего поколений.

 

Именно в принципах, формах, способах и размерах распоряжения возникающей в процессе производительной деятельности добавленной стоимостью скрыта природа возникновения конфликта классовых интересов.

 

Между тем, фундаментальных обоснований современных отношений к собственности на средства производства и их значения в развитии производительных сил либо в силу неготовности политической надстройки, либо по причине слабости интеллектуальных институтов (кроме путаных размышлений о «суверенной демократии»), современному обществу не предлагается.   

 

Форма собственности на средства производства оказывает влияние на величину и скорость создания прибавочной стоимости (в том числе, как фактор эффективности управления), но основным источником её образования является разница между фактическими величинами стоимости результатов труда работника и реальной оплаты работодателем (эксплуататором) его труда. Величина недоплаты по результатам фактически выполненного труда работника (размер сверхизъятия результатов чужого труда собственником средств производства) формирует для работодателя основную часть прибыли. (По этому поводу некогда по заданию Сталина было проведено специальное политэкономическое исследование, подтвердившее данное утверждение. Это вполне осознают и нынешние «эффективные менеджеры»).     

 

Сам по себе факт обладания собственностью на средства производства не создаёт прибавочного продукта, изымаемого их владельцем. Прибавочная стоимость возникает только как совокупность амортизации средств производства и производительного труда работника на данных средствах производства (частных или государственных). В конечной стоимости произведённой продукции эквивалент труда работника по сравнению с величиной амортизации средств производства является  доминирующим. Размер изымаемой доли в эквиваленте труда наёмного работника зависит от уровня развития производительных сил и квалификации работника.    

 

Пример того, с какой частотой и относительной лёгкостью собственность в России изменяет свою форму с государственной на частную и наоборот (Госкорпорация – ОАО – ГУП – ООО) подтверждает данный вывод. Как только частному собственнику средств производства по экономическим или социальным причинам становится невыгоден данный «бизнес», он либо избавляется от него, либо перекладывает «социальную ответственность» на государство, и в лице аффилированных административных менеджеров находит поддержку.     

 

Естественное стремление работодателя (собственника средств производства) к неограниченному увеличению размеров сверх изъятия доли труда наёмного работника может быть сдержано только опережающим развитием производительных сил, что не может произойти без соответствующего качественного изменения производственных отношений.        

Необходимость возвращения к модели классового устройства России в качестве управляющего механизма интуитивно верно угадана ранними либералами, но реализовать её политический режим диктатуры ростовщического капитала в процессе слома прежних производительных сил и производственных отношений, отсутствия теоретического обоснования и объективных условий для возникновения новой движущей силы – национального среднего класса оказался не в состоянии.

 

Роль политических классов в современном общественном укладе ничем не отличается от ранних проявлений и состоит в осуществлении политической борьбы за продвижение собственных классовых представлений о способах создания и формах изъятия возникающей в результате производственных переделов продукции добавленной стоимости, либо в результате накопления ростовщического капитала. Наличие противоборствующих между собой групп классовых интересов, представляющих различные мировоззренческие позиции и отношения к данному вопросу, – основное условие и гарантия поступательного развития России.

 

Современное состояние российского социально-экономического и общественно-политического уклада характеризуется неспособностью единственного сложившегося политического класса диктатуры спекулятивного (непроизводительного) капитала справиться с нарастающими внутренними противоречиями и разнообразием внешних угроз в отношении России, что рождает предпосылки к неизбежному возникновению политической альтернативы.

 

Ограниченный круг лиц в административном аппарате правящего режима это в последнее время, очевидно, осознал.       

 

Феодально-олигархический класс России: признаки, интересы, представительство, цели

 

Сегодня можно с уверенностью констатировать наличие в России единственного, фактически сформировавшегося господствующего класса, выступающего заказчиком государственной политики диктатуры наднационального (в кризисное время декларирующего изменение природы на национальную) ростовщического капитала.

 

В результате либерального идеологического обоснования процесса разгосударствления собственности на средства производства и завершения первого этапа приватизации в конце 80-х начале 90-х у представителей советской партийной и комсомольской номенклатуры возник общий экономический интерес. Этот имущественный интерес, сформированный вокруг гигантских материальных активов СССР, путём принятия новой конституции и утверждения формальных политических институтов власти (президент, правительство, федеральное собрание, региональные администрации) позволил установить политический режим диктатуры спекулятивно-ростовщического капитала.

 

Именно в данный период, в процессе ожесточённой политической схватки за раздел государственной собственности на средства производства и закрепление возникших экономических привилегий, бывшая советская номенклатура из профессионально-сословной социально-экономической категории превратилась в политический класс защиты частной собственности на средства производства. С момента оформления федерального законодательства и институтов административного управления (2003 – 2004 гг.) завершился переходный период, а правящий режим диктатуры коммерческого капитала приобрёл отчётливые черты феодально-олигархического класса.

 

Данный политический класс, называющий себя верхним или высшим (нередко по недоразумению «элитой», «истеблишментом»), с момента принятия конституции, утверждения существующего государственного строя и действующих административных институтов, сам стал субъектом и приобрёл объектность внутри себя – право законодательных установлений и особых отношений с ними, собственность на средства производства и землю, доступ к распоряжению природными ресурсами, управлению финансовыми институтами и финансовыми капиталами, наделил себя правом самостоятельно определять формы и размеры изъятия классовой ренты.

 

У этого класса у единственного возникли отчётливо выраженные классовые черты и общие классовые интересы, определились цели, задачи, средства и способы их достижения. В бескомпромиссной борьбе за сохранение доступа к природным ресурсам, собственности на средства производства и  другим национальным активам олигархический класс создал административные и экономические инструменты, обеспечившие организацию феодального управления.

 

Представители этого класса нашли способ корпоративной консолидации усилий вокруг целей и задач и пока единственные, кто за 20 лет добился результатов: политических и организационных – проделав путь от ничем неограниченных способов передела собственности к правовому закреплению результатов приватизации путём установления видимой «диктатуры закона».   

 

Опорой класса, составляющего менее половины процента в структуре населения страны, являются государственные средства –  политическая надстройка в виде т.н. «политических партий», идеологических и общественных организаций и институты административной власти – в виде законодательных, исполнительных, судебных, финансовых, информационных органов и структур.

 

Представителями класса феодальной олигархии являются ведущие менеджеры административной системы управления и представители крупнейших финансово-промышленных групп: президент, премьер, отдельные члены «кабинета министров», первые лица их аппаратов и федерального собрания. Класс формируется, кроме того, представителями непубличных наднациональных институтов, участвующих в мониторинге состояния дел и контроле над процессами управления страной.

 

«Лидеры» региональных правящих группировок, преступных сообществ и администраций территориальных образований, среднего регионального бизнеса и региональных СМИ, командный состав «силовых» ведомств, прокуратуры, судов – выступают одновременно обслугой интересов правящего класса и составляют опору феодально-территориального администрирования.   

      

Признаки данного класса можно разделить на содержательные и визуально-вербальные – частично уже изложены выше.

Содержательные признаки основываются на природе воспроизводства феодально-олигархического строя:

 

Наличие сформированного наднационального классового интереса и его реализация политическими средствами (либеральной идеологией, федеральными законами, СМИ, административными институтами)

 

Жёсткое подавление иных политических интересов

 

Сосредоточение основных имущественно-финансовых капиталов в частной, корпоративной или квазигосударственной собственности

 

Реализация политики диктата финансовых рынков над производительными секторами экономики: сверхвысокая стоимость и низкая срочность капиталов, ограничение объёма денежной массы, избирательное регулирование финансовых потоков между рыночными субъектами 

 

Отсутствие устойчивой стратегической связи с национальными производительными силами

 

Блокирование развития высокотехнологичных производительных сил, создающих продукцию высоких переделов

 

Возможность посредством бумажных законов принудительного изъятия результатов чужого производительного труда средствами административных институтов (изъятие неограниченной по формам и размерам классовой ренты)

 

Устранение общественного контроля над управлением национальными природными ресурсами и распределением совокупного национального продукта

 

Принятие политических решений узким кругом лиц

 

Неспособность к стратегическому государственному планированию и длительному экономическому прогнозированию

 

Подчинение государства (его административных и ресурсных систем) обслуживанию имущественно-финансовых клановых интересов

 

Ментальная и культурная оторванность представителей класса от общественных запросов, непонимание глубинных интересов и текущих процессов

 

Препятствие мировоззренческой и идеологической консолидации общества, разработке объединяющей национальной идеи

 

Осознанный отказ от применения нравственно-этических регуляторов общественных отношений

 

Жесткие классовые ограничения на рекрутирование в класс представителей иных социальных групп.   

Визуальные критерии феодальной олигархии обусловлены наличием особенностей приобретённой поведенческой рефлексии и внешними атрибутами, скопированными в западных системах:

 

Подражание образу жизни представителей правящих западных кланов

 

Феодально-клановая замкнутость и классовая изолированность организации жизнедеятельности и быта 

 

Собственный формальный и неформальный понятийный аппарат и характерные поведенческие рефлексы (идентификации «свой – чужой»)

 

Особые привилегии в отношениях с законами, обеспечении личной неприкосновенности и безопасности, организации мест компактного проживания, охраны здоровья, пространственных перемещений и другие 

 

Закрытая от общества система поощрений и наказаний

 

Участие в закрытых внутренних и международных клубах

 

Наличие званий, привилегий, рангов, чинов

 

Наличие дорогостоящих материальных атрибутов – предметов идентификации классовой принадлежности.

          

Интересы феодально-олигархического класса не постоянны, трансформируются в зависимости от происходящих изменений в состоянии и величине собственных имущественно-финансовых капиталов, мировых финансовых и ресурсных рынков, общественных реакций на социально-экономические изменения на «вверенных территориях политического администрирования».

 

Ситуативная реакция на текущие изменения между тем не оказывает значительного влияния на стратегическую цель – безудержное повышение капитализации имущественно-финансовых активов основных классовых бенефициариев.      

 

Наметившаяся тенденция «диверсификации» российской экономики, заказчиком которой, безусловно, выступает правящий класс диктатуры ростовщического капитала, получивший в период «мирового финансового кризиса» дополнительную аргументацию в перераспределении капиталов совокупного национального продукта (стабилизационный фонд России), вызвана стремлением его представителей компенсировать корпоративно-классовые потери 2008 – 2009 годов.

 

Однако, во-первых, промышленные и финансовые инструменты для инвестиций в России из-за слабых конкурентных преимуществ  продукции (в связи с отсталостью производительных сил, производственных отношений, низкой платёжеспособностью граждан) и высокими политическими рисками не позволяют осуществить капиталоёмкие вложения внутри страны.

 

Во-вторых, декоративность политических и гражданских институтов (отсутствие гарантий защищённости личности, защиты прав частной собственности, гражданских и предпринимательских прав и свобод, запредельной коррумпированности административной, судебной и «правоохранительной» систем) в отношении всех социальных групп, кроме феодально-олигархической, препятствуют инвестированию в национальную экономику.

 

В 2008 году чистый официально признанный отток из России составил 130 млрд. долл., в 2009 «кризисном» году – более 80 млрд. долл., в I квартале 2010 года – более 16 млрд.

 

Таким образом, средствами международных институтов обеспечивается защита частных капиталов феодальной олигархии от внутренних социально-политических рисков и обескровливается национальная экономика. В условиях подобной практики действий правящего режима декларирование идей «диверсификации экономики» на основе инновационных процессов и технологической модернизации без участия национального среднего класса не приведёт к ожидаемым результатам. Что в действительности может являться одной из задач правящей группировки – не допустить реализации технологического развития страны силами национального среднего класса.

 

Преобразование производительных сил феодально-олигархический режим стремится осуществить привлечением иностранного менеджмента, управляющего входящими в Россию смешанными инвестициями (принадлежащими наднациональным корпорациям с латентным участием российских бенефициариев), с последующим долгосрочным распоряжением обновлённой инфраструктурой. Эти механизмы путём исключения из процессов национального среднего собственника обеспечат для российской феодальной олигархии гарантии монопольного управления инфраструктурными инвестициями и последующее получение гарантированных прибылей за счёт приватизации сферы услуг (например, в виде платежей населения и предприятий за коммунальные ресурсы плюс инвестиционная составляющая). Именно с целью обеспечения гарантированной возвратности направляемых в системы жизнеобеспечения (энергетику, дорожную, коммунальную и инженерную инфраструктуру) инвестиций в последние годы происходит интенсивное, экономически необоснованное и опережающее наращивание темпов и объёмов стоимости коммунальных платежей.  

 

Фактический запуск в России крупных инвестиционных проектов с привлечением смешанных капиталов (в том числе, принадлежащих представителям феодальной олигархии) состоялся с началом строительства объектов газонефтепроводной и добывающей индустрии, платных автомобильных дорог, сборочных производств иностранных автомобильных брендов, олимпийской инфраструктуры. Главные действующие распорядители этих проектов общеизвестны. В настоящее время страна находится на этапе подготовки к инвестициям в промышленную и коммунальную энергетику, в объекты жилищной, строительной и коммунальной инфраструктуры на основе этих же принципов.         

 

Например, по федеральной программе преобразований жилищно-коммунального комплекса страны до 2020 года на каждый рубль бюджетных вложений на основе нового, мало кем понимаемого и нереализуемо-декларативного так называемого института частно-государственного партнёрства, должно быть привлечено до 7 рублей внебюджетных инвестиций, в том числе, иностранных, с выполнением обязательного условия последующего возврата бюджетных средств государству (3).  

 

Не многие осознают, что такие долгосрочные инфраструктурные инвестиции должны реализовываться с участием национального среднего класса, если бы таковой присутствовал в политэкономическом пространстве России.

 

Однако пока отсутствуют признаки смены многолетней политики защиты интересов феодальной олигархии путём насильственного изъятия классовой ренты на политику создания экономических и организационных условий для стимулирования производительной деятельности российских предприятий и становления национального среднего класса. Результаты 2009 года с реализованными мерами поддержки финансовой системы, обслуживающей интересы ростовщического капитала, и списка из 295 аффилированных с классовыми бенефициарами предприятий, являются подтверждением сохранения политического курса правящего режима.

 

Многочисленные декларации по поддержке малого и среднего предпринимательства в 2009 году ограничились финансовыми интервенциями федерального бюджета в размерах, несопоставимых с поддержкой избранных, из которых большая часть средств осела в бюджетах территориальных администраций. Фактического принятия отраслевых или ведомственных программ поддержки малого и среднего предпринимательства с использованием средств совокупного национального продукта на федеральном уровне в 2009 – 2010 гг. не произошло. 

 

Экономически необоснованные и политически неоправданные решения об увеличении размеров тарифов на энергоресурсы в 2010 году для частных потребителей и предпринимателей (в отдельных регионах на 100%) создали непреодолимые трудности для производительного сектора экономики и стали оценкой фактического отношения к национальному производителю. Цены на внутреннем розничном рынке на топливо с началом посевной кампании без объективных причин вновь увеличились на 15%. Федеральной администрацией осуществляется подготовка по доведению цен на энергоносители для внутренних потребителей до уровня мировых.   

 

Все практические действия правящего класса диктатуры ростовщического капитала свидетельствуют о том, что он не заинтересован, более того, для него враждебно качественное улучшение состояния производительных сил и производственных отношений с участием национального среднего класса, поскольку именно он и будет являться основой развития промышленно-технологических традиций, производственной культуры и укрепления доминирующей роли национального промышленного капитала.

 

В своём новом качестве национальный средний класс объективно будет нуждаться в иной форме государственного правления и непременно вступит в конфликт с интересами класса феодальной олигархии, опирающейся на ростовщический, интернациональный по своей природе капитал и способный к собственному воспроизводству только в системе феодально-олигархических отношений и соответствующей организации административного управления.

 

Условия возникновения и укрепления среднего класса в России: представительство, интересы, политические цели

 

Основой среднего класса России и его источником в постсоветские годы могли и должны были стать представители советских квазисословий: научного, промышленного, воинского, партийного и некоторых других – образованные, квалифицированные и патриотичные социальные группы бывшей «единой советской общности», не принявшие участия в имущественно-финансовом разделе госсобственности на средства производства или получившие её незначительные доли.

 

Сословные черты потенциальных представителей среднего класса формировались в Советском Союзе не только профессиональной принадлежностью, но и в процессе развития сословно-родовых традиций  (профессиональных династий), закреплявших социальные, общественные и материальные привилегии, особые культуру и традиции производственных отношений.   

 

Утрата сословных привилегий в результате отсутствия доступа к источникам собственности на средства производства или осознанного нежелания участвовать в их присвоении в процессе слома прежней экономической формации, привело к формированию в постсоветском обществе особой социальной категории людей, с одной стороны, убеждённых в общественном обмане и несправедливом перераспределении общественных активов, с другой – убедившихся в неэффективности функционирования института частной собственности на средства производства, перешедшей во владение феодально-олигархического класса.

 

Попытки либералов смягчить беспрецедентное по масштабам присвоение производственных и ресурсных активов России «ваучеризацией» и возможностью «приватизации» гражданами квартир, не только не устранили классовых противоречий, но и со временем усилили их, раскрыв истинную цель данных акций: передачу прав собственности на средства производства ограниченному кругу лиц, отказ от исполнения государственных обязательств и передачу ответственности администраций за содержание ветшающей инфраструктуры жизнеобеспечения населённых пунктов гражданам.

 

Сегодня менеджеры феодальной олигархии уже констатировали завершение программы сноса ветхого и ремонта старого жилья с участием средств национального бюджета, переложив с 2012 года ответственность за состояние жилищной и коммунальной инфраструктуры в основном на «внебюджетные инвестиционные источники»: жителей, местное самоуправление, предпринимателей. За весь постсоветский период на исполнение накопленных в прежние годы государственных обязательств по восстановлению жилья и коммунальной инфраструктуры было потрачено не более 500 млрд. рублей (1,3 млрд. долл.), тогда как на реновацию коммунальной и жилищной инфраструктуры страны требуется не менее 30 трлн. рублей.

 

Перенос ответственности за содержание жилищ на граждан, которых администрации заведомо неправомерно именуют собственниками жилищ, не сопровождается исполнением федерального законодательства, в соответствии с которым у гражданина или предпринимателя на основании приобретения прав собственности на жилое или нежилое помещение, возникает доля в праве собственности на землю под жилым объектом, а значит и доля в праве общей долевой собственности в районе, городе, стране. И не только на землю, но и на все общественные активы, включая природные ресурсы.

 

Только после совершения специальной административной процедуры оформления земельного участка собственник квадратных метров в жилом помещении многоквартирного дома становится полноценным владельцем, к которому можно применить меры ответственности за содержание общего имущества.

 

Однако, практически повсеместно территориальные администрации не исполняют законодательно установленные государственные обязанности по регистрации прав собственности на придомовой земельный участок. Поэтому передача ответственности за содержание и ремонт сложных объектов недвижимого имущества без надлежащего оформления земли незаконна и нарушает гражданские и имущественные права собственников. Территориальные администрации, исполняя политическую волю правящего класса, в очередной раз декларациями прикрывают неисполнение закона о передаче земли в собственность граждан и исключают таким образом возникновение условий появления среднего собственника.

 

Подобное положение дел сохраняется и в отношении оформления собственности на нежилые и производственные помещения и основные средства производства невысокой стоимости – основы капитализации национального среднего класса и это, исходя из реакции центральной администрации, является реализацией политического заказа правящего режима. 

                    

Однако, подобные действия территориальных администраций, последовательно реализующих задачи класса феодальной олигархии, воспроизводят конфликт интересов и всё чаще принимают формы активного протеста граждан и предпринимателей и готовности отстаивать свои права открытым противодействием.

 

Неразвитость институтов гарантированной защиты законных прав и интересов граждан, отсутствие условий для их трудовой самореализации, нравственных ориентиров и этических регуляторов человеческих отношений, являются главными признаками сложившейся феодально-олигархической системы управления.      

 

В течение 20 последних лет наиболее пассионарные представители бывших советских сословий осуществляли многочисленные попытки реализовать собственные идеи и планы в предпринимательских, общественных и политических сферах деятельности, пытаясь, с одной стороны, исправить текущее состояние дел, с другой, использовать опыт и знания в общественно полезных проектах.

 

Но именно их содержательные и значимые для общественного развития усилия все годы подвергались и подвергаются наибольшему давлению и экспроприации результатов труда многочисленной административной обслугой, не являющейся производителем общественно полезного продукта и паразитирующей на результатах чужого созидательного труда. Таким способом класс феодальной олигархии облагает податное сословие классовой рентой в размерах, не позволяющих наёмному работнику или предпринимателю не только накапливать капитал для собственного развития, но и обеспечивать элементарное воспроизводство технологического процесса, тормозит рост экономики, способствует деградации производительных сил и производственных отношений.

 

Особый вклад в экономическое, социально-политическое и психологическое состояние представителей среднего сословия, отождествляющего себя с благополучием России, внёс последний «финансово-экономический кризис». Именно малые и средние предприятия, в отличие от аффилированных корпораций и финансовых институтов не получившие из бюджета финансовой поддержки, понесли наибольшие материальные и психологические потери.           

 

Анализ оценок текущего состояния дел в отношениях потенциального среднего класса с представителями центральной и территориальных администраций в сравнении с началом 90-х годов по-прежнему характеризуется правовой, экономической, политической незащищённостью прав собственности на средства производства и результаты труда и невозможностью влиять на принимаемые политические решения и текущие процессы.

 

Несмотря на публичные декларации административных менеджеров о поддержке малого и среднего предпринимательства, например, в строительной сфере принят закон о саморегулировании, создавший дополнительные барьеры для деятельности малых и средних компаний на строительном рынке и рынке управления объектами недвижимости. Сегодня более 50% малых и средних предприятий не имеют возможности решить возникшие финансовые и организационные задачи вхождения на отраслевые рынки. Конкурентные преимущества в таких условиях строительными монополиями, аффилированными с территориальными администрациями, приобретаются не рыночными механизмами, а административными средствами.   

 

Ничем неограниченный произвол многочисленных «государственных институтов власти» по отношению к профессиональному и предпринимательскому сообществу тормозит процесс формирования благоприятной деловой и психологической среды, вынуждает предпринимателей уходить в теневую экономику и фактически остановил развитие производительных сил и производственных отношений.

 

Либеральный политический режим феодальной олигархии за 20 лет правления в России продемонстрировал, что намерен обеспечивать идеологические, правовые и организационные условия для защиты гражданских и имущественных прав и ценностей лишь в отношении представителей собственного класса: гарантии неприкосновенности личности (частной жизни), частной собственности, особых отношений с законом.

Отсутствие условий и перспектив развития национального производительного предпринимательства, опирающегося на промышленный капитал развития (длинные и доступные деньги), приводит к вызреванию существенных факторов:

 

- нарастание недовольства и увеличение дистанции между интересами среднего сословия (среднего и малого предпринимательства) и класса феодальной олигархии, управляемой ростовщическим интересом;

 

- укрепление убеждённости в декоративности демократических институтов нынешнего государства, недееспособности избирательной системы и нелигитимности персонифицированного политического представительства, неспособности класса феодальной олигархии к качественному изменению общественных и производственных отношений; 

 

- устойчивость оценок действий территориальных и ведомственных администраций как враждебных интересам малого и среднего национального предпринимательства и задачам развития производительных сил и производственных отношений;

 

- нежелание профессионального и предпринимательского сообщества мириться с социально-экономическим, правовым и политическим произволом администраций; 

 

- активизация поиска профессиональным и предпринимательским сообществом альтернативных государственным форм и способов защиты собственных интересов, мер противодействия усилиям правящих кланов в консервации достигнутого политического и экономического положения;

 

- совершенствование форм и увеличение объёмов теневой экономики;

 

- стремление профессионального и предпринимательского сообщества к повышению социально-экономических стандартов, поиску альтернативных источников и ресурсов развития;

 

- постепенная трансформация мелкобуржуазных интересов среднего сословия в социально-политические требования, перерастание национального сословного самосознания в классовое, укрепление уверенности в собственных силах;

 

- развитие форм профессиональной и предпринимательской сословной консолидации;

 

- рост правового сознания представителей профессионального и предпринимательского сообщества, стремления к установлению справедливого перераспределения совокупного национального продукта.

Развитие перечисленных факторов, с одной стороны, и предсказуемые поведенческие рефлексии представителей класса феодальной олигархии, с другой, усиливают пассионарные качества среднего класса, готовят условия для перехода к новому типу межклассовых отношений и в границах правовых или внеправовых режимов приводят к неизбежности классово-имущественного (ресурсного) и политического реваншизма.

 

Скорость течения данных процессов определяется множеством сопутствующих внешних и внутренних факторов.

 

Признаки формирующегося национального среднего класса:

 

Относительно невысокая капитализация средств производства и стоимости иных финансово-имущественных активов

 

Устойчивое восприятие России в качестве единственного перспективного пространства жизнедеятельности

 

Сохранение финансово-имущественных активов на территории России

 

Определение приоритета производительных высокотехнологичных видов профессиональной и предпринимательской деятельности, развитие производственной культуры, технологической дисциплины и ответственности

 

Квалифицированное представительское участие в подготовке и принятии общественно значимых политических и экономических решений

 

Подчинение функций финансовых институтов целям научно-промышленного развития национальных производительных сил

 

Восстановление русских традиций и культуры отношений в трудовых коллективах

 

Применение национальных стандартов производства и добровольных стандартов рационального потребления

 

Способность к профессиональной и общественно-политической самоорганизации 

 

Соблюдение баланса индивидуального общественно-полезного вклада и трудового или социального вознаграждения (признания) с использованием публичных механизмов (персонального индекса общественной полезности/общественной опасности)

 

Способность к самообразованию

 

Готовность и способность к использованию всего разнообразия политических форм, методов и средств борьбы за собственные интересы.

       

Национальный средний класс России своё представительство выстраивает на основе консолидации сословно-корпоративных (профессиональных и предпринимательских) и сословно-территориальных интересов, развития в них принципов корпоративной самоорганизации:

 

- Предпринимательские и профессиональные объединения – союзы, гильдии, ассоциации, партнёрства, фонды, товарищества, палаты

 

- Ведомственные и отраслевые профессиональные ассоциации (союзы авто и железнодорожников, работников ЖКХ, сельского хозяйства, строителей, мн. другие), в т.ч., предпринимательские и профессиональные объединения со статусом саморегулируемых организаций, национальные объединения саморегулируемых организаций

 

- Межотраслевые общественные и государственные организации

 

-  Территориальные профессиональные представительства (коллегии учителей, адвокатов)

 

- Научные профессиональные и отраслевые союзы, учёные диссертационные ведомственные и межведомственные советы, образовательные объединения

 

- Творческие объединения

 

- Советы и комитеты по защите прав инвесторов и акционеров

 

- Общественные территориальные представительства: советы ветеранов войны, боевых действий, труда, спорта и др.

 

- Жилищные объединения: ТСЖ, ЖК, ЖСК, ТОС, потребительские кооперативы

 

- Общественные, корпоративные, частно-государственные организации поддержки и защиты прав потребителей, предпринимателей и собственников

 

- Спортивные, военно-спортивные клубы и общества, добровольные отряды и дружины

 

- Социальные, общественные и общественно-политические объединения

- Клубы по интересам

 

- Союзы по продвижению финансовых, рекламных, инвестиционных, идеологических, культурных, общественных, социальных, других продуктов и проектов

 

- Муниципальные советы

 

- Неформальные объединения (клубы).

 

Каждая отраслевая или профессиональная категория приобретает новые качества по мере накопления интеллектуальных, материальных, организационных, кадровых и других ресурсов во взаимодействии с условиями внешней среды. Выдержавшие конкуренцию субъекты оказываются способны сохранить достигнутое и получить возможности к последующему развитию только в результате нахождения новых источников и ресурсов.            

            

В условиях обостряющейся борьбы за природные ресурсы, определяющей смену административной политики на «энергосберегающую», приоритет в их распределении в тактическом измерении будет сохраняться в пользу политического класса феодальной олигархии. Политические и экономические решения центральной администрации по безостановочному приближению цен на традиционные энергоресурсы на внутреннем рынке к мировым подтверждают эти тенденции.

 

Поэтому, основными источниками развития потенциального среднего класса будут оставаться иные материальные и нематериальные ресурсы: выбор наиболее эффективных социально-экономических стратегий и актуальных направлений развития, инновационные идеи, нахождение новых независимых инвестиционных источников, совершенствование управленческих и технологических процессов.

 

Основными методами приобретения новых качеств будут являться мобильность бизнеса, динамичное рекрутирование квалифицированных трудовых ресурсов, скорость принятия решений, высокие поведенческая и технологическая дисциплина и ответственность, упорство и последовательность в достижении целей, повышение социализации предприятий, оптимизация отношений с административно-фискальной системой, консолидация профессиональных и предпринимательских интересов.

 

Развитие перечисленных факторов стимулирует возникновение нового технологического уклада, который силами малого и среднего предпринимательства обеспечит следующую ступень развития производительных сил и производственных отношений. А развитие производственных отношений приведёт к изменению психологии «мелкого лавочника» на психологию производителя продукции высоких технологических переделов, к осознанию своей новой роли в системе общественного производства. И этот новый представитель национального среднего класса не станет мириться с сохранением феодальных, архаичных по сути форм изъятия классовой ренты и существующей системы распределения совокупного национального продукта.

 

Более зрелые организационные и профессиональные качества среднего класса в сочетании с технологиями современных коммуникаций и построением независимых общественно-социальных сетей превысят возможности и, в конечном счёте, потребуют смены отстающих в развитии, неоправданно ресурсозатратных, неэффективных, низко квалифицированных и деградирующих административных систем обслуживания режима феодальной олигархии.

 

Обретение средним классом принципиально иного качественного состояния (уровня развития производительных сил и производственных отношений) и стремление к дальнейшему росту потребует дополнительных, несопоставимых по объёмам и масштабам с сегодняшним потреблением, энергоресурсов. Но именно в этот период в соответствии с прогнозами экспертов в России начинается этап значительного снижения добычи углеводородов (4) и, значит, доступ к ресурсам будет ещё более ограничен.

 

 В 2024 – 2032 годах Россия сократит объёмы экспорта углеводородов до уровня 1993 – 1999 годов. Если данный фактор совпадёт с существенным снижением цен на энергоносители на внешнем рынке (или снижением спроса), а значит на внутреннем, то сохранить сложившуюся структуру распределения доходов от природной ренты внутри действующей феодально-олигархической системы окажется невозможно. Эти причины обострят противоречия внутри неё.

 

Кроме того, борьба за энергоресурсы будет неизменно сопровождаться периодически возникающими финансово-экономическими кризисами и кризисами перепроизводства, другими глобальными и внутренними  вызовами.

 

Наложение дополнительных факторов, например, снижение кредита доверия к центральной и региональным администрациям до критического уровня, совпадающих с завершением периода межформационной смены поколений, будут усиливать убеждённость в нелегитимности действующего режима и ещё более расшатывать его. Рост количества и изменение масштабов техногенных, природных и террористических событий подтолкнут политическую систему к состоянию перманентного дисбаланса. Никакой запас прочности в виде «финансовых подушек безопасности» или «силовых институтов» подавления социально-экономических и политических протестов режиму феодальной олигархии обеспечить будет не по силам.

 

Следует учитывать, что т.н. «силовики» имеют колоссальные внутренние противоречия, вызванные межкорпоративными интересами и  конкуренцией в сфере накопленной информации о персональных «достижениях» деятелей режима. Ограниченные в своих действиях т.н. государством, с одной стороны, и стимулируемые различными группировками, с другой, они также не способны являться инструментом гарантированной защиты интересов феодальной олигархии. Практические сюжеты из реальных событий с протестами профессиональных или предпринимательских сообществ демонстрируют весьма ограниченную степень надёжности, казалось бы, наиболее эффективных структур защиты интересов феодальной олигархии – специальных подразделений, таких как ОМОН, СОБР и пр.

 

Многочисленные примеры, связанные с протестами против «монетизации льгот», событиями в Кондопоге, шахтёрскими выступлениями в Междуреченске, повышением ввозных пошлин на подержанные иномарки и  отказом региональных специальных подразделений сдерживать акции вынуждают власти привлекать специальные подразделения из других регионов. 

 

Очевидно одно – на длительное противостояние силовых ведомств протестам людей, если они приобретают сколь-нибудь массовый и последовательный характер – режим феодальной олигархии рассчитывать не может. Более того, стоит реальным оппонентам режима внятно заявить претензии на власть – они обретут вначале скрытую, а после и открытую поддержку большей части «силовиков».

 

Так было в 17-м, так было в 91-м, так будет и впредь.       

 

Эти и иные непредвиденные обстоятельства спустят спусковой механизм перерастания социально-экономического кризиса в политический.  

 

Не исключено, что у режима могут существовать планы скрытого обращения за силовой поддержкой к международным институтам. Но это совсем другая история и совсем иная мера персональной ответственности заказчиков, неизменно имеющая в России предсказуемые последствия, и, кстати,  без привлечения гаагских институтов.

 

Действиям режима феодальной олигархии и его обслуги в условиях нарастающего политического кризиса, экономической и ресурсной нестабильности будут необходимы не только механизмы концентрации материальных ресурсов, но и формы мировоззренческого обоснования политической и военно-политической мобилизации.

 

Но и этого недостаточно.

 

Потребуется мобилизация национальной воли и восстановление кредита этического, подсознательного доверия к политической власти, достаточных для формирования идеологического фундамента национальной идеи. Но на это режим феодальной олигархии неспособен. Осознанно или в силу невежества он уже более 20 лет не предлагает гражданину России ничего, кроме всеразлагающего, обманного и невыполнимого капкана: «Возьми от жизни всё».   

 

С высокой вероятностью можно предположить, что перечисленная совокупность факторов предопределит неотвратимость перехода от диктатуры феодально-олигархического режима к диктатуре Национального Среднего Класса с его ясными интересами и политическими целями. Именно с этого момента роль среднего класса в изменении форм политического и экономического правления и системы администрирования будет неизменно возрастать, пока не станет доминирующей.

 

С этого момента Средний Класс начинает определение своего нового места в исторически сложившейся системе общественного производства, формирование нового отношения к средствам производства, осознание их роли в общественной организации труда, установление способов получения и размеров той доли национального общественного продукта, которую он не только производит, но и которая принадлежит ему по праву наследования от предыдущих поколений.

 

С этого момента Национальный Средний Класс становится главным заказчиком в формировании новой системы социального партнёрства политического режима и общества и движущей силой в построении новых форм управления общественными и национальными природными ресурсами, общественно значимыми товарными рынками. К ним относятся: природные, включая земельные, лесные, водные и ископаемые ресурсы, продовольственные и коммунальные ресурсы, земельно-имущественные комплексы, научные и научно-промышленные средства производства, интеллектуальные и инновационные разработки, иные национальные и общественные достижения.

  

Достаточное число самостоятельных граждан России к новой форме политического и административного управления готовы.

 

Они сознают, что только диктатура Национального Среднего Класса, противопоставляющая расточительной пошлости феодально-олигархического потребления и люмпенскому аскетизму культуру разумного расходования ресурсов, удержит страну от технологической, экологической, демографической деградации и обеспечит гарантированное будущее историческому, духовному и геополитическому пространству, именуемому Россией.

 

 

Статья впервые опубликована 10.06.2010

 

 

_________________________

 

1 –  национальный – определение класса как категории политической, не этнической

 

2 – экспрессивно-архаичный термин «феодальный», «феодально-олигархический» в тексте используется для подчёркивания содержания и определения характеристики системы власти в России на федеральном уровне, прикрытом формальными институтами, и на региональном, где «суды», «прокуратура», «органы внутренних дел», «ФСБ» фактически являются структурами обеспечения исполнения политическим режимом диктатуры феодальной олигархии (его территориальными администрациями) главной и единственной функции – гарантированного изъятия и направления основным классовым бенефициарам постоянно возрастающей по видам и объёмам сословно-классовой ренты  

      

3 –  Концепция федеральной целевой программы «Комплексная программа модернизации и реформирования ЖКХ на 2010-2020 годы» http://www.minregion.ru/press_office/news/230.html

 

4   –      http://vladimirpopov.livejournal.com/9141.html

 

5 –  Концепция государственно-частного партнёрства, программа жилищного строительства   

 

Литература:

  1. В.И. Ленин «Государство и революция»

  2. С.В. Городников «Государство и национальная реформация», 1996 г.

  3. С.В. Городников «Национализм и промышленная цивилизация», 1996 г.

  4. С.Г. Кордонский «Сословная структура постсоветской России», 2008 г. 

<