Полностью 
Список недавних новостей

Российская энергетика - последствия чубайсовской "реформы"

Заложенные Чубайсом многочисленные фугасы почти ежедневно взрываются в российских энергосистемах. Кто и как сможет их обезвредить?

 

Почему министр энергетики солгал президенту о причинах обесточивания Крыма?

 

Россия во мгле

 

Лживая по целям и потому порочная и опасная по сути своей реформа электроснабжения страны, которую Анатолий Чубайс навязал по согласию на то плохо разбиравшихся в электроэнергетике властей, напоминала минирование громадной территории. На ней спустя даже 10 лет по сию пору почти ежедневно в энергосистемах разных российских регионов происходят неконтролируемые взрывы разной мощности. Об этом регулярно сообщается и в новостной рубрике Интернет-сайта Министерства энергетики РФ. В результате от сотен тысяч до миллионов людей, а также многочисленные предприятия по всей стране систематически остаются без электроэнергии. Главные причины происходящего — развал прежнего организационного и технологического единства когда-то Единой энергосистемы страны и изгнание из отрасли многих специалистов с подменой их всеядными «менеджерами» без электротехнического образования. Вследствие продажи отдельных звеньев физически и технологически неделимой системы множеству разных собственников с ментальностью мелких торговцев и возникшей из-за этого децентрализации управления существенно снизилась ее надежность. Причин снижения надежности и эффективности системы много, и среди них так называемый человеческий фактор, обусловленный как административной децентрализацией управления, так и снижением профессионализма работников отрасли на всех уровнях. Всё это как раз и демонстрируют масштабные аварийные отключения потребителей. Происшедшее образно можно сравнить с последствиями гипотетической приватизации отдельных узлов автомашины разными хозяевами. Каждый из них, не вкладывая требуемые деньги в поддержание пригодности своей собственности и не обладая должными профессиональными навыками, стремится порознь получать максимум прибыли от эксплуатации своего узла. При этом они зачастую пренебрегают необходимостью синхронизации управления всеми узлами с непрерывно изменяющимися условиями движения автомашины.

 

О потере прежней надежности управления свидетельствует нередко противоречивая и ложная информация Министерства энергетики РФ, энергокомпаний и администраций регионов о происходящих авариях. Можно сказать, что эстафета лжи и некомпетентности Анатолия Чубайса передана в «надежные» руки. Свежайший тому пример — аварийное отключение 28 июля этого года «энергомоста», переброшенного из Краснодарского края через Керченский пролив на Крымский полуостров для его электроснабжения. В результате аварийных отключений на «материке» линий электропередачи в Крыму без электроэнергии, согласно информации компании «Крымэнерго», несколько часов оставалось около 2,26 млн человек.

 

 

Президент России Владимир Путин поручил министру энергетики Александру Новаку до 15 сентября этого года разработать меры по прекращению в стране отключений электроснабжения и представить в правительство проекты соответствующих решений. Однако я сомневаюсь, что в нынешних послереформенных условиях поручение будет выполнено должным образом. Неспособность чиновников грамотно решить только одну проблему — надежного электроснабжения Крыма и Краснодарского края ведёт к хаотичному появлению в этих регионах к середине 2018 года в совокупности свыше 2300 МВт излишней невостребуемой генерируемой мощности. Стоит такая ошибка 184 млрд рублей. Решают всё кадры, как предупреждал давным-давно известный государственный деятель.

 

* * *

 

Сочинения официальных лиц на заданную тему

 

О прерванном из-за аварии электроснабжении Крыма спустя примерно час после случившегося 28 июля можно было прочесть на сайте Минэнерго. В сообщении, в частности, говорилось (все приводимые ниже официальные сообщения переведены на русский язык и отредактированы для возможности нормального их восприятия читающими):

 

«Установившиеся аномально высокие температуры воздуха в юго-западном районе Краснодарского края стали причиной аварийного отключения линии электропередачи (ЛЭП) 500 кВ. В результате произошло отключение двух ЛЭП 220 кВ, по которым через подводные кабели осуществляется электроснабжение полуострова Крым. В настоящий момент ведутся работы по подключению воздушных линий. По состоянию на 15 ч. 50 мин. восстановлено электроснабжение потребителей полуострова на 80% (порядка 800 МВт)».

 

Согласно этому сообщению, отключилась одна воздушная ЛЭП 500 кВ, и о пострадавших потребителях в Краснодарском крае ничего не говорилось. Однако ближе к вечеру того же дня Минэнерго опубликовало новое сообщение, которое несколько отличалось от предыдущего:

 

«Отключение связей Крымской энергосистемы с энергосистемой Краснодарского края произошло в 13:55 и было вызвано одновременным отключением двух линий электропередачи 500 кВ: «Ставропольская ГРЭС — Центральная» и «Тихорецк — Кубанская» вследствие короткого замыкания на линии. В 14:05 линия 500 кВ «Ставропольская ГРЭС — Центральная» была включена, и в 14:31 подано напряжение всем отключенным потребителям Краснодарского края. В 14:45 были включены линии «Тамань — Кафа (Крым)» и «Тамань — Камыш-Бурун (Крым)», и подано напряжение на Крымский полуостров. В 16:13 было восстановлено энергоснабжение всем потребителям Крымского полуострова. К 19:07 работа Крымской энергосистемы восстановлена полностью». Начальные и конечные пункты ЛЭП — это названия электроподстанций.

 

Согласно второму сообщению Минэнерго, отключилась уже не одна, а две линии электропередачи с напряжением 500 кВ, расположенные в разных местах Кубани. Отключились вследствие непонятно где произошедшего короткого замыкания на линии, и непонятно какой, а вместо высокой температуры в качестве причины аварии указывалось короткое замыкание. Кроме того, говорилось о лишившихся электроэнергии потребителях Краснодарского края. Однако уже спустя 10 минут после аварии была включена одна из ЛЭП 500 кВ, через 36 минут восстановили электроснабжение всех отключенных потребителей в крае — около 61,2 тысяч человек, потреблявших всего 60,4 МВт, через 50 минут подали напряжение на Крымский полуостров, а через 2 ч. 18 мин. было восстановлено энергоснабжение всем потребителям Крымского полуострова. Работа Крымской энергосистемы была восстановлена полностью к 19:07. До этого времени часть крымских потребителей оставалась еще подключенной к резервным генераторам электроэнергии. Их на полуострове оперативно задействовали вскоре после аварии и затем постепенно отключали, переводя потребителей на постоянную схему электроснабжения.

 

В тот же день губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев на своей странице в Твиттере заявил:

 

«Важное уточнение по блэкауту в Крыму. СМИ со ссылкой на Минэнерго РФ написали, что причина — жара на Кубани. Это не так. Настоящая причина отключения — сработавшая система автоматики на Ставропольской ГРЭС, подстанция «Центральная». Это же отключение оставило без света и несколько районов Краснодарского края. Наши энергетики восстановили подачу электроэнергии, как в Краснодарском крае, так и в Крыму — через энергомост».

 

Однако пресс-служба генерирующей компании «ОГК-2», в состав которой входит Ставропольская ГРЭС, тут же опровергла это утверждение, сообщив, что никаких отключений на станции не было, и она работала в штатном режиме. Справедливо возмутилась также администрация Ставрополья, и представитель министерства энергетики, промышленности и связи края заявил:

 

«Ставропольская ГРЭС работает с полной загрузкой в штатном режиме, коротких замыканий и отключений не происходило, а подстанция 500 кВ «Центральная» находится на территории Краснодарского края».

 

Замечу, администрация Краснодарского края не является филиалом «Федеральной сетевой компании ЕЭС» — «ФСК ЕЭС», эксплуатирующей магистральные электрические сети. К ним относятся и упомянутые ЛЭП. Поэтому непонятно, почему краснодарский губернатор говорил о «наших энергетиках», сообщив при этом ложную информацию о причинах аварии.

 

Согласно сообщению Минэнерго, отключились две ЛЭП 500 кВ — «Ставропольская ГРЭС — Центральная» и «Тихорецк — Кубанская». Однако из схемы магистральных электросетей на территории Краснодарского края, которые обслуживает филиал «ФСК ЕЭС» — «Магистральные электросети Юга», следует, что непрерывной линии «Тихорецк — Кубанская» не существует, она разделена подстанцией «Андреевская». На этой трассе действуют фактически две ЛЭП: «Тихорецк — Андреевская» и «Андреевская — Кубанская», и от второй линии далее электроэнергия через подстанцию «Тамань» и подводные кабели передается в Крым. Подстанция «Тихорецк», помимо Ставропольской ГРЭС, связана также с Новочеркасской ГРЭС и Ростовской АЭС линиями напряжением 500 кВ, что обеспечивает надежное резервирование всей этой цепи передачи электроэнергии в Крым. Кроме того, подстанция «Кубанская» связана ЛЭП 500 кВ с подстанцией «Центральная», которая также получает электроэнергию Ставропольской ГРЭС, что тоже обеспечивает резервирование передачи электроэнергии в Крым. При этом трассами линий «Ставропольская ГРЭС — Тихорецк — Кубанская» и «Ставропольская ГРЭС — Центральная — Кубанская» образовано энергокольцо, охватывающее большую территории Кубани и создающее дополнительную надежность электроснабжения обоих регионов.

 

Во втором сообщении Минэнерго, появившемся после восстановления электроснабжения Крымского полуострова, то есть после 19 ч. 07 мин., еще говорилось:

 

«Начато расследование причин аварии, по результатам которого будут разработаны организационные и технические мероприятия, направленные на снижение рисков возникновения подобных ситуаций».

 

Сказанное представляется нелогичным, а потому лукавым. Если последствия аварии ликвидировали, то это могло произойти только после выявления и устранения причин ее возникновения. Ведь не включали же аварийно отключившиеся ЛЭП на авось, рискуя вызвать уже катастрофу с тяжкими последствиями? Такого быть не могло, что подтверждается относительно скорым восстановлением нормального электроснабжения Крымского полуострова.

 

Напомню, Минэнерго утверждало, что Крым обесточился из-за отключения двух ЛЭП 500 кВ: «Ставропольская ГРЭС — Центральная» и «Тихорецк — Кубанская». Это вызвало отключение следующих за ними воздушных линий напряжением 220 кВ и далее — кабельной линии «энергомоста» через Керченский пролив. Была названа причина происшедшего — короткое замыкание в какой-то из двух воздушных линий. В какой, не уточнили. Но насколько достоверным могло быть подобное утверждение? Так как через ЛЭП «Ставропольская ГРЭС — Центральная» электроэнергией снабжается Большой Сочи, то авария на ней привела бы к отключению электроснабжения потребителей на громадной прибрежной территории, чего не произошло. Да и скрыть это было бы невозможно. Ничего экстраординарного не случилось и на Ставропольской ГРЭС. Так что ЛЭП «Ставропольская ГРЭС — Центральная», вопреки сообщению Минэнерго, физически не пострадала и оставалась работоспособной.

 

Если бы произошло короткое замыкание в ЛЭП «Тихорецк — Кубанская», то выгорели бы ее элементы в местах пробоя из-за их выжигания мощной электрической дугой. Это потребовало бы затем немалого времени на их замену и ремонт поврежденных мест, чего также не произошло, так как ЛЭП вскоре включили в работу. Напомню, согласно информации самого же Минэнерго, уже спустя 36 минут после аварии восстановили электроснабжение всех отключенных потребителей в Краснодарском крае, через 50 минут подали напряжение на Крымский полуостров, а через 2 ч. 18 мин. было восстановлено энергоснабжение всем потребителям Крымского полуострова. Как сообщили в тот день «Интерфаксу» в пресс-службе «ФСК ЕЭС», в 15 ч. 38 мин. все линии электропередачи в Краснодарском крае, снабжающие Крым, были включены, «идет набор нагрузки, коротких замыканий и ошибок персонала в сетях, обеспечивающих электроснабжение Крыма, не выявлено». Следовательно, ЛЭП «Тихорецк — Кубанская» также оставалась в работоспособной состоянии и сообщение Минэнерго о ее коротком замыкании являлось ложным.

 

Аварийное отключение двух упомянутых ЛЭП 500 кВ должно было бы привести к прекращению электроснабжения потребителей на значительной территории Кубани. Но таковых оказалось лишь около 61,2 тысячи человек, потреблявших всего 60,4 МВт, что при достоверности количества ненадолго лишенных электроэнергии свидетельствует о локальном развитии аварии без одновременного отключения двух упоминавшихся ЛЭП 500 кВ.

 

Нет электричества

 

Как ни странно, но истинные причины аварии почему-то засекретили, и их отказываются раскрыть. Ко времени публикации этой статьи со дня аварии прошло уже более месяца, однако результаты работы комиссии, которая расследовала причины происшедшего, до сих пор неизвестны. Один из начальников в Российском энергетическом агентстве, которое является застройщиком (генподрядчиком строительства) крымского «энергомоста», отказ сообщить причины аварии мотивировал тем, что это, мол, государственная тайна. Поэтому создается впечатление, что объяснение причин аварии отключением двух ЛЭП 500 кВ якобы из-за короткого в них замыкания, возможно, является умышленно ложным. В таком случае, понадобилось это объяснение для сокрытия истинных причин отключения Крыма от Краснодарской энергосистемы и виновных в этом.

 

На самом же деле, отключение могло произойти из-за допущенных огрехов при проектировании и/или строительстве нового оборудования, необходимого для крымского «энергомоста», либо из-за пресловутого человеческого фактора, проявившегося при эксплуатации Крымской и Краснодарской энергосистем, вследствие некомпетентности или халатности персонала, обслуживающего и регулирующего их работу. Но главная причина видится в некомпетентности правительственных чиновников и чиновников Минэнерго, отвечающих за стратегию развития электроснабжения страны и не понимающих, что для существенного снижения аварий в энергосистемах необходимо, в первую очередь, устранить опасные последствия «реформы» электроэнергетики, о чем подробней говорится ниже.

 

* * *

 

А была ли автомашина, к тому же — короткозамкнутая?

 

На предположения об умышленном искажении причин отключения крымского «энергомоста» наталкивает также заявление министра энергетики Александра Новака на совещании по реализации на Дальнем Востоке инвестиционных проектов. Состоялось оно 3 августа, вел его президент страны. Замечу, министр энергетики окончил в 1993 году Норильский индустриальный институт по специальности «экономика и управление в металлургии», а перед назначением главным управляющим всех отраслей ТЭКа почти четыре года был заместителем министра финансов. Очевидно, Александр Новак не изучал основ теории электротехники, а также основ построения и эксплуатации электрических сетей, станций и подстанций высокого напряжения. Судя по всему, не сдавал он также периодически экзамена по технике безопасности проведения работ на этих опасных объектах и не получал соответствующей группы допуска к ним. Иначе бы на совещании он не поведал Владимиру Путину о вновь выявленных причинах случившегося, которые представляются весьма странными и потому сомнительными. Сказанное им приводится дословно на Интернет-сайте президента страны:
 

«По предварительным данным, в результате короткого замыкания работы большегрузной машины, которая задела провода в Кубанской энергосистеме, произошло отключение линии электропередачи и срабатывание релейной защиты автоматики, что, в свою очередь, повлекло также отключение потребителей для сохранения работы энергооборудования и энергосетей. В короткое время, в течение трёх часов, потребители были также обеспечены электроснабжением, и работа энергомоста в Крым восстановлена».

 

Странно, что про короткое замыкание работы машины, да и то «по предварительным данным», узнали лишь спустя шесть дней после случившегося. До нее в Минэнерго тоже утверждали о неких мифических коротких замыканиях, но в линиях электропередачи, хотя подобные происшествия мгновенно отражаются автоматически средствами контроля диспетчерских служб. Однако, как показано выше, ничего подобного не произошло.

 

Поясняя причины аварии, происшедшей якобы «в результате короткого замыкания работы большегрузной машины, которая задела провода в Кубанской энергосистеме», — неужели во всей? — министр энергетики допустил две принципиальные ошибки. Возможно, по поводу короткого замыкания работы большегрузной машины он «оговорился» не только ввиду незнания предмета, но и вследствие волнения. Поэтому, совершенно не вдумываясь в написанное, прочитал он этот абсурд по лежавшей перед ним бумаге, которую ему умышленно либо по безграмотности подсунули подчиненные. И на старуху бывает проруха. Но вот по поводу появления машины в охранной зоне неизвестно какой ЛЭП, и касания машиной проводов, которые она коротнула, но при этом не сгорела от пробоя электрической дугой в 220 кВ или 500 кВ (!), у меня возникли пребольшие сомнения. И вот почему.

 

Согласно постановлению Правительства РФ от 24 февраля 2009 г. «О порядке установления охранных зон объектов электросетевого хозяйства и особых условий использования земельных участков, расположенных в границах таких зон», вдоль воздушных линий электропередачи установлены санитарно-защитные зоны. Относительно поверхности земли и в воздухе для ЛЭП 220 кВ зона составляет 25 м, а для ЛЭП 500 кВ — 30 м по границам, образуемым вертикальными плоскостями крайних проводов и высотой опор линий. При этом расстояние между проводами ЛЭП должно быть не менее 6 м в линиях 220 кВ, и 8,5 м — в линиях 500 кВ. Таким образом, ширина ЛЭП 220 кВ из четырех проводов с охранной зоной на земной поверхности составляет не менее 68 м, а ЛЭП 500 кВ — не менее 85,5 м. Расстояние от провода до поверхности земли вне населенных пунктов должно быть не менее 7 метров для ЛЭП 220 кВ и 8 метров — для ЛЭП 500 кВ. Расстояние между опорами ЛЭП в основном составляет от 500 до 1500 метров.

 

В охранных зонах ЛЭП запрещается вести какие-либо работы, загромождать подъезды и подходы к опорам, устраивать свалки, а также запрещен проезд транспортных средств, с грузом или без груза, высотой свыше 4,5 метра относительно поверхности дороги, если ее пересекает линия электропередачи. Работы в охранной зоне ЛЭП можно выполнять только при получении письменного разрешения от организации, в ведении которой находится эта линия, а сама линия на время проведения работ отключается.

Как доложил президенту страны министр энергетики, отключение ЛЭП произошло из-за большегрузной машины, которая задела провода в Кубанской энергосистеме. Очевидно, это могло бы быть подъемно-транспортное устройство, предназначенное для ремонта и протяжки линий электропередачи, смонтированное на большегрузном автомобильном шасси, и элементы которого выдвигаются на высоту 7 или 8 метров от поверхности земли, то есть до проводов ЛЭП. Уважаемый министр, надо полагать, ввиду громадной занятости не задал себе и своим подчиненным некоторые вопросы, получив ответы на которые, он бы заблаговременно засомневался в достоверности сказанного им на упомянутом высоком совещании.

 

Спрашивается, почему под ЛЭП с высоким напряжением оказалось специализированное транспортное средство высотой свыше 4,5 м относительно поверхности земли, если таким крупногабаритным машинам запрещено проезжать через охранную зону действующей ЛЭП? Спрашивается также, какую линию, провода которой были повреждены, имел в виду министр — ЛЭП «Ставропольская ГРЭС — Центральная» или далеко от нее расположенную трассу «Ставропольская ГРЭС — Тихорецк — Кубанская»? Линия «Ставропольская ГРЭС — Центральная», через которую электроэнергия поступает в Большой Сочи, как показано выше, не повреждалась. Остаются ЛЭП 500 кВ на трассе «Тихорецк — Андреевская — Кубанская» и далее линии 220 кВ. В какой из них, по утверждению министра энергетики, могли быть задеты провода?

 

Для проведения любых ремонтных работ в охранной зоне линии электропередачи ее должны были отключить. Однако они не предусматривались, так как упомянутое министром неопределенное множество безымянных ЛЭП перед их аварийным отключением оставалось под нагрузкой. В обесточенной же линии не произошло бы короткого замыкания.

 

Но, допустим, водитель машины по каким-то причинам нарушил запрет находиться в охранной зоне действовавшей ЛЭП и стал под ней вести машину с выдвинутым на высоту проводов подъемно-транспортным механизмом. Министр утверждает, что были задеты провода ЛЭП, она отключилась, и вслед за ней отключились другие линии. Что может последовать, если движущаяся машина своей выдвинутой массивной «железякой» заденет провода с напряжением 220 или 500 кВ? Допустим, резина ее колес имела весьма низкую электропроводность, и электрического пробоя линии на землю через автомашину не произошло. Однако это сомнительно, так как широкое металлическое шасси большегрузной автоплатформы наверняка пробило бы мощной электрической дугой на землю. Но всё же допустим, что машина не сгорела, и водитель остался жив. В таком случае остаются три возможных варианта: либо провод или все провода линии электропередачи оборвались, либо провода оборвались и коротнули между собой, либо ЛЭП осталась целой.

 

Ставропольская ГРЭС

 

На восстановление одного оборванного провода ЛЭП отводится не менее трех часов при условии предварительной доставки в место проведения ремонтных работ рабочих и соответствующей техники. На это также требуется немало времени. Однако уже спустя 36 минут после аварии восстановили электроснабжение всех отключенных потребителей в Краснодарском крае, а через 2 ч. 18 мин. восстановили энергоснабжение всех потребителей Крымского полуострова. Следовательно, линии электропередачи оказались неповрежденными, и короткого замыкания в них не произошло, что подтвердили и в «ФСК ЕЭС». Столь скорое восстановление электроснабжения означало, что спустя считанные минуты после отключения линий стало известно о месте и причине происшествия. Причину быстро устранили, так как в противном случае через 50 минут после обесточивания Крыма не включили бы все аварийно отключившиеся ЛЭП.

 

В Минэнерго решили «уточнить» указанную министром причину аварийного отключения ЛЭП, и в сообщении пресс-службы министерства от 3 августа говорилось:

 

«Александр Новак назвал причину системной аварии в Краснодарском крае. По предварительным данным, отключение линии энергопередачи в Кубанской энергосистеме и срабатывание релейной защиты автоматики произошло в результате ДТП с участием большегрузной машины».

 

Хотели или не хотели того авторы и редакторы пресс-релиза, но из-за своей некомпетентности они лишь усугубили недостоверность информации, публично оглашенной министром. Ведь ДТП — дорожно-транспортное происшествие происходит на дороге, а это либо шоссе, допустим, в поле, либо улица в населенном пункте. Но ЛЭП 220 кВ и выше обычно прокладывают в обход населенных пунктов. Совершенно очевидно, что нормальный водитель негабаритной ремонтной спецмашины во время движения по шоссе не станет выдвигать подъемно-транспортный механизм, да еще на высоту 7—8 метров подвески проводов ЛЭП. Делается это только при проведении ремонтных работ. Исключено и столкновение с опорой высоковольтной линии. При пересечениях дорог опоры ЛЭП устанавливают на расстоянии, безопасном для движения транспорта.

 

* * *

 

Секрет Полишинеля

 

В отличие от сообщений Минэнерго и заявления его главы о причинах аварийного отключения крымского «энергомоста», более правдоподобно в интервью «Интерфаксу» объяснил происшедшее заместитель министра энергетики Андрей Черезов:

 

«В условиях высокого потребления в энергодефицитной юго-западной части энергосистемы Краснодарского края на фоне дефицита активной и реактивной мощности произошло отключение двух линий 500 киловольт, по которым обеспечивается покрытие нагрузки в Краснодарской энергосистеме и энергомоста».

 

Замечу, отключились не только линии 500 кВ, но по «дороге» в Крым и несколько воздушно-кабельных ЛЭП 220 кВ. Да и дефицит мощностей был не «фоном», а одной из причин аварии, которая возникла в результате множества взаимосвязанных причин. Поэтому после анализа всех сопутствовавших аварии событий «тайна» ее подоплеки становится для специалистов секретом Полишинеля. И вот почему.

 

Когда в какой-то части энергосистемы внезапно возникает перегрузка, то должна срабатывать автоматика, отключающая перегруженные цепи с потребителями. Поэтому в грамотно спроектированной и эксплуатируемой системе аварии с короткими замыканиями без внешних воздействий обычно не возникают. Но обычно устройства, подключенные к питающей их линии, постепенно начинают потреблять мощность больше предельно допустимой для этой линии. В таких случаях операторы сетевых компаний, обслуживающих местные энергосистемы, либо автоматика часть из них своевременно переключают на более свободные от нагрузки линии. В противном случае перегруженные линии должны автоматически обесточиваться.

 

Информация о состоянии ЛЭП и подстанций автоматически высвечивается на мнемосхемах и экранах компьютерных систем управления соответствующих диспетчерских центров и пунктов энергосистем и «Системного оператора». Вместе с тем на каждой подстанции дежурные операторы контролируют состояние ее оборудования и нагрузку на входящих и отходящих линиях.

 

В системах электроснабжения защита является многоступенчатой, селективной на каждой ступени, возрастая по предельно допустимому току нагрузки от потребителя к электростанции. К примеру, если в квартире происходит короткое замыкание в электропроводке или перегрузка в потреблении электрической мощности, то должен сработать только автоматический выключатель на квартирном щитке, отключив квартиру от системы электроснабжения. При этом не срабатывают подъездный автомат или автомат в распределительном шкафе дома. Пожары в квартирах из-за неисправности электропроводки происходят обычно вследствие установки автоматического выключателя с током срабатывания, существенно завышенным по сравнению с допустимым током (допустимой мощностью) потребления в квартире.

 

Принцип ступенчато возрастающей защиты положен в основу безопасности работы всех энергосистем. Во избежание аварий уставки тока срабатывания защиты и отключения линии, питающей потребительские устройства, должны задавать в соответствии с предельно допустимой мощностью нагрузки этой линии. Если ток уставки задан в соответствии с допустимыми нагрузочными характеристиками ее оборудования, то перегрузка линии при неисправной защите не должна приводить к одновременному отключению всех питающих ее ЛЭП более высоких напряжений.

 

К ЛЭП 500 кВ на подстанции обычно подключено несколько линий 220 кВ для электроснабжения потребителей разных районов. Если нагрузка всех линий оказывается «под завязку», и защита у них неисправна либо настроена неверно, то перегрузка хотя бы одной из линий приведет к отключению ЛЭП 500 кВ, и, следовательно, всех других связанных с ней линий более низких напряжений. Подобное и случилось на Тамани 28 июля.

 

Не исключено, что при дефиците в Краснодарском крае электрической мощности для частичной «компенсации» ее дефицита уставки токов в устройствах аварийного отключения линий умышленно завысили сверх предельно допустимых значений. Поэтому они не сработали должным образом, что привело к одновременному отключению связанных с ними ЛЭП 220 и 500 кВ. Значения уставок задают диспетчеры «Системного оператора». Не исключено также, что операторы в энергосистемах Кубани и Крыма, а также диспетчерские предприятия своевременно не отреагировали на опасные тенденции нарастания нагрузки на распределительные сети и не предприняли мер для их разрузки, о чем подробней говорится ниже.

 

Подобные действия или бездействия, чреватые материальным ущербом и опасностями для жизни и здоровья людей, квалифицируются Уголовным кодексом РФ как халатность или превышение служебных обязанностей, за что могут привлечь к уголовной ответственности. Этим обстоятельством, возможно, и объясняется засекречивание истинных причин случившегося.

 

Во избежание путаницы в названиях энергосистем, проистекающей из сообщений Минэнерго и СМИ, поясню, что под Кубанской энергосистемой следует понимать распределительные сети в Краснодарском крае, они находятся в ведении «Кубаньэнерго», дочерней компании ПАО «Россети». Под Краснодарской энергосистемой следует понимать совокупность магистральных и распределительных электросетей на территории Краснодарского края. Магистральные сети в крае обслуживаются предприятием «Кубанское» филиала «ФСК ЕЭС» — «Магистральные электрические сети Юга». Под Крымской энергосистемой следует понимать совокупность распределительных и магистральных сетей на Крымском полуострове, они находятся в ведении бюджетного предприятия «Крымэнерго», принадлежащего правительству Республики Крым. Командуют всеми филиалы «Системного оператора» — «Объединенное диспетчерское управление энергосистемами Юга» и соответствующие региональные диспетчерские управления. Такая же чересполосица в хозяйствовании и управлении создана после реформы электроэнергетики в других регионах. Распределительными сетями в регионах ведают дочерние общества ПАО «Россети», магистральными — филиалы «ФСК ЕЭС», также дочернего общества ПАО «Россети», и командуют всеми филиалы «Системного оператора».

 

Высоковольтные магистральные ЛЭП являются средством передачи мощности и электроэнергии устройствам, их потребляющим. Высокие напряжения, согласно закону Ома, необходимы для передачи на расстояние электрической мощности более низким током для снижения потерь в проводах и уменьшения их сечений. Потребляющие электроэнергию устройства требуют более низких напряжений, в основном 380 и 220 вольт. Поэтому причиной перегрузки энергосистем является увеличение нагрузок на распределительные сети низкого напряжения сверх их предельных допустимых значений. В них и сосредоточены все потребители.

 

Требуемые низкие напряжения получают последовательным ступенчатым преобразованием более высоких напряжений посредством трансформаторов. Их устанавливают на понижающих подстанциях магистральных сетей от 220 кВ и выше, и на подстанциях и в трансформаторных будках в распределительных сетях напряжением от 110 кВ до 400 В.

 

Низковольтные сети в значительной степени изношены, и в них теряется немало электроэнергии, что приводит к потерям мощности. Часть из них спроектирована несколько десятилетий назад и не рассчитана на современные пиковые нагрузки. По сообщению информагентства KrasnodarMedia, вследствие аномально высокой температуры воздуха и роста потребления электроэнергии в Краснодарском крае этим летом перегружались распределительные сети, и в них ежедневно происходило 15—17 аварийных отключений потребителей. При этом нередко случались короткие замыкания, выгорали кабельные линии, и без электроэнергии временно оставались десятки тысяч жителей.

 

Как отмечалось, если перегруженные линии распределительных сетей из-за дефектов в автоматике не отключаются, тогда последовательно, по принципу «домино», отключаются питающие их линии более высоких напряжений. При этом отключаются линии вплоть до магистральных от 220 кВ и выше, куда перетекают токи перегрузки отходящих от них линий более низких напряжений. Если в упоминавшихся выше ЛЭП 220 кВ не произошло коротких замыканий, то они отключились именно из-за нараставшей перегрузки связанных с ними линий более низких напряжений, защита в которых не сработала. А вслед за ними отключились по принципу «домино» и питающие их линии 500 кВ.

 

Заместитель министра Черезов упомянул о дефиците в Краснодарской энергосистеме активной и реактивной мощности. Если дефицит активной мощности обусловлен чрезмерным ростом ее потребления и увеличением тепловых потерь в проводах, то дефицит реактивной мощности возникает главным образом из-за несбалансированности реактивностей в системе — индуктивной и емкостной. Такая несбалансированность происходит в основном из-за ошибок проектировщиков системы или некомпетентности работников, ее эксплуатирующих. Несбалансированность, возникающая при эксплуатации энергосистемы, может устраняться установленными в ней резервными устройствами, вырабатывающими соответствующие реактивные токи и/или переключением части нагрузки с перегруженной линии на недогруженную. Поэтому вполне возможно, что причинами аварийного отключения ЛЭП на Тамани и крымского «энергомоста», помимо неисправной защиты от перегрузки, явились также ошибки диспетчеров «Системного оператора» и дежурных на подстанциях магистральных и распределительных сетей. Они могли, допустим, не отреагировать на тенденции увеличения нагрузки в контролируемых ими линиях передачи и не выполнить необходимых переключений потребителей, а автоматика не сработала, либо не включили соответствующие резервные реактивности.

 

Аварийное отключение ЛЭП в Краснодарской энергосистеме могло произойти также и вследствие нараставшего 28 июля потребления мощности в Крыму. Материковое оборудование крымского «энергомоста» подключено к подстанциям Краснодарской энергосистемы. Если в ней возник дефицит электрической мощности, а возможностей увеличить мощность электростанций, питающих кубанскую энергосистему, не было, то для ее разгрузки и предупреждения аварийных отключений краснодарских потребителей должны были бы часть потребителей в Крыму переключить на местные резервные источники. Однако этого не произошло. Почему?

 

Согласно правилам, утвержденным правительством России, управление электроэнергетическими режимами ЕЭС осуществляется органами оперативно-диспетчерского управления. Вышестоящим по отношению к ним является «Системный оператор ЕЭС». Он задает режимы работы магистральных сетей от 220 кВ и выше, и частично системообразующих сетей 110 кВ, а также задает параметры работы противоаварийных автоматических устройств, включая уставки предельно допустимых токов. Эти параметры по предписаниям диспетчера «Системного оператора» в магистральных сетях устанавливают операторы филиалов «ФСК ЕЭС», а в распределительных сетях — операторы соответствующих региональных энергокомпаний. Перегруженные линии либо отдельные подключенные к ним потребительские устройства могут отключаться как автоматически, так и по командам диспетчера «Системного оператора». Регламенты оперативного управления и разделения при этом ответственности утверждаются «Системным оператором».

 

В упоминавшемся сообщении Минэнерго от 28 июля говорилось, что после аварийного отключения от энергоснабжения Краснодарского края (дословно)

«Крымская энергосистема выделилась на изолированную работу с обесточением потребителей Крымского полуострова в объеме 829 МВт».

 

В переводе на нормальный язык это означало, что по кабелям «энергомоста» с напряжением 220 кВ в момент их отключения передавалась мощность 829 МВт. Она превышала предельно допустимое значение на 19 МВт.

 

Казалось бы, предаварийные признаки перегруженности «энергомоста» должны были привлечь внимание диспетчеров по обе стороны Керченского пролива к складывавшейся в обеих энергосистемах неблагоприятной ситуации. Очевидно, в подобных случаях они должны руководствоваться какой-то инструкцией, регламентирующей их совместные действия. Для этого «Системный оператор» совместно с компаниями, эксплуатирующими магистральные и распределительные сети в Крыму и Краснодарском крае, должен был разработать регламент управления обеими энергосистемами в кризисных условиях. В частности, регламентом должно предусматриваться ручное или автоматическое переключение потребителей в Крыму на резервные источники электроснабжения и/или временное отключение отдельных потребителей в Крыму и на Тамани. Только в случае недостаточности этих мер, Крымская энергосистема может операторами или автоматически отключаться от Краснодарской энергосистемы без последующих аварийных отключений ЛЭП на материке.

 

Однако этого не произошло, и сработал эффект «домино». Так как «по дороге» в Крым кабельно-воздушные линии 220 кВ при их перегрузке не отключились, это вызвало перегрузку связанных с ними уже нагруженных «под завязку» ЛЭП 500 кВ и их аварийное отключение. То, что часть потребителей в Крыму для предупреждения аварийного отключения ЛЭП не переключили на местные резервные источники, произошло, возможно, из-за халатности диспетчеров южного и черноморского региональных управлений «Системного оператора». При этом не исключена также возможная вина предприятия «Крымэнерго», эксплуатирующего распределительные электросети на полуострове, к которым непосредственно подключены устройства, потребляющие электроэнергию.

 

Причины могли быть и административного характера: бюджетное предприятие «Крымэнерго» подчиняется администрации Республики Крым, ее магистральные сети не переданы в ведение «ФСК ЕЭС», а стационарные электростанции и резервные источники электроэнергии в Крыму являются собственностью генерирующих компаний и других организаций. «Крымэнерго» не отвечает за «энергомост» — ни за его эксплуатацию, ни за управление им. Сам же «энергомост» со всем сопутствующим оборудованием по обе стороны Керченского пролива, включая воздушно-кабельные линии 220 кВ с подстанциями, которые относятся к магистральным электросетям, не переданы на баланс «ФСК ЕЭС». Поэтому неясно, кто отвечает за сохранность и эксплуатацию всего «энергомостового» хозяйства. Несут ответственность, по всей видимости, государственный заказчик — Минэнерго и застройщик — Российское энергетическое агентство, бюджетная организация Минэнерго. Эксплуатацией же «энергомоста» занято упомянутое агентство, руководствуясь указаниями «Системного оператора».

 

Напомню, «энергомост» торжественно ввели в работу на полную мощность по команде президента страны в присутствии министра энергетики 11 мая 2016 года. Если госзаказчик и застройщик свыше года не могут передать оборудование «энергомоста» на баланс «ФСК ЕЭС», значит, на то имеются серьезные причины. Подобное обычно происходит при незавершенности строительства объекта, либо если объект не полностью соответствует проекту, или отсутствует документация, необходимая для его передачи на баланс…

 

Завершить строительство «энергомоста» планировалось в начале 2018 года, но сроки сократили. Вполне возможно, что при этом не выполнили часть работ, предусмотренных проектом, например, не полностью смонтировали или не отладили системы автоматического контроля и регулирования, в которые входят средства аварийного отключения ЛЭП, и они не действовали.

 

* * *

 

Куда подевались крымские источники электроэнергии общей мощностью около 1000 МВт?

 

Согласно данным филиала «Системного оператора» в Южном федеральном округе «Объединенное диспетчерское управление энергосистемами Юга», 7 августа этого года в 15:00 в Кубанской энергосистеме, куда входят местные распределительные сети с напряжениями от 110 кВ до 400 вольт, зафиксировали самое большое потребление электрической мощности за всю историю ее существования. В часы дневного максимума нагрузки при среднесуточной температуре воздуха 29,5ºС потребление мощности достигло 4907 МВт, что на 308 МВт превысило максимум, зафиксированный в Кубанской энергосистеме 18 июля 2016 года. Предпоследний максимум потребления мощности в Кубанской энергосистеме — 4714 МВт зафиксировали 4 августа 2017 года.

 

Электроэнергия крымским потребителям передается по магистральным воздушно-кабельным ЛЭП в обход распределительных сетей «Кубаньэнерго». Поэтому нагрузка в Кубанской энергосистеме — это мощность, потребляемая только в Краснодарском крае, исключая потери. Уже четвертый год подряд потребление мощности в Кубанской энергосистеме достигает летом максимальных значений. Происходит это вследствие роста энергопотребления промышленными предприятиями, интенсивного развития курортно-рекреационного комплекса на побережьях Черного и Азовского морей и увеличения бытовой нагрузки в ЖКХ, в частности, из-за включения большого количества кондиционеров.

 

Итак, 4 и 7 августа Кубанская энергосистема были нагружены значительно больше, чем 28 июля этого года, когда случилась авария, так как в день аварии нагрузка в системе не превысила исторического максимума, зафиксированного в 2016 году. Иначе говоря, в день аварии нагрузка Кубанской энергосистемы была меньше 4599 МВт и после аварийного отключения линии электропередачи остались целыми. Но 4 и 7 августа, в отличие от 28 июля, в энергосистемах Крыма и Краснодарского края ничего экстраординарного не произошло — ни коротких замыканий в ЛЭП, ни обрыва в них проводов, что потребовало бы выполнения продолжительных ремонтных работ. Во всяком случае, об этом ничего неизвестно. Эти факты подтверждают высказанные предположения о причинах аварийных отключений ЛЭП — возможные ошибки или халатность диспетчеров «Сетевого оператора», «Крымэнерго» и «Кубаньэнерго», не отреагировавших ни на тенденции, ни на развитие аварийной ситуации, а также неверная настройка устройств автоматического аварийного отключения линий и потребителей непосредственно в местах перегрузки или их неисправность.

 

Предположения подтвердило и само Минэнерго, которое лишь спустя 10 дней после аварийного отключения ЛЭП на Тамани «выработало меры по сведению к минимуму незапланированных отключений электроэнергии в Республике Крым». Информация об этом была опубликована 8 августа на официальном сайте министерства. В переводе сообщения на русский язык это означало, что «Системный оператор» не разработал документа, регламентирующего регулирование режимов совместной работы магистральных и распределительных сетей в Крыму и Краснодарском крае для предотвращения аварийных ситуаций.

 

Собственно говоря, и Минэнерго ничего оригинального не предложило. Суть предложенных мер сводилась к отключениям на полуострове в вечерние часы отдельных населенных пунктов «для устранения в это время сверхнагрузок на Краснодарскую энергосистему, питающую Крым». Составлены графики точечных отключений потребителей, они утверждены главой Крыма С.В. Аксеновым и будут исполняться до снижения на полуострове энергопотребления.

 

В обоснование принятия ограничительных мер в сообщении дословно, в частности, сказано:

 

«С учетом величины плановых нагрузок электростанций и планируемого перетока активной мощности в контролируемом сечении «ОЭС Юга — Крым» на уровне аварийно-допустимого (810 МВт) в период вечернего максимума энергопотребления отмечается дефицит электрической мощности».

 

В переводе на русский язык это означает, что через «энергомост», согласно нормам безопасности, можно передавать мощность, не превышающую 810 МВт. А 28 июля перед аварийным отключением воздушно-кабельных ЛЭП передавалась мощность 829 МВт.

 

Как сообщило Минэнерго, 9 августа в Ялте министр энергетики Александр Новак, он же руководитель Правительственной комиссии по обеспечению безопасности электроснабжения (федерального штаба), провел совещание по обеспечению надежного функционирования энергосистем Краснодарского края и Крымского полуострова. Еще до совещания правительству Крыма поручили в кратчайшие сроки привести в работоспособное состояние все резервные дизель-генераторные установки — ДГУ, необходимые для компенсации возникшего дефицита мощности в Крымской энергосистеме. Сам факт такого распоряжения из Москвы говорит о бездействии местных властей в условиях напряженности с электроснабжением полуострова. Согласно сообщению Минэнерго, из 284 ДГУ общей мощностью 122 МВт, необходимой по оценке министерства для замещении дефицита мощности, работоспособными оказались только 75 из указанного количества общей мощностью 18,3 МВт.

 

Куда же подевались остальные установки? Ведь их спешно завозили на полуостров со всей страны во время энергетического кризиса в Крыму. Кризис, который со всей очевидностью назревал с установлением антироссийских и дополнительных антикрымских санкций, оказался внезапным только для некоторых чиновников Минэнерго и правительства Республики Крым во главе с Аксеновым в силу их некомпетентности и неспособности прогнозировать события либо халатности. Некомпетентность некоторых чиновников от энергетики, как в Москве, так и в Симферополе, проявляется, в частности, и в том, что их официальные сведения зачастую противоречивы и не дают однозначного, объективного представления об обеспеченности Крымского полуострова электрической мощностью.

 

Допустимая мощность, передаваемая по «энергомосту» через Керченский пролив, составляет 810 МВт, общая мощность крымских тепловых станций, работающих на газе, достигает, по разным данным, от 160 до 200 МВт. Кроме того, в Крыму, согласно отчету АО «Мобильные газотурбинные электростанции» («МГТЭС»), в 2016 году во время энергокризиса действовали 16 таких установок. Их суммарная мощность, по разным данным, составляет около 350 МВт. Они принадлежат АО «МГТЭС», которое является 100-процентным дочерним обществом ПАО «ФСК ЕЭС», и должны включаться по командам диспетчера Черноморского территориального управления — филиала «Системного оператора». Такая чересполосица в управлении оборудованием препятствует его оперативному использованию. Привезли их из других российских регионов, причем две установки доставили грузовыми самолетами аж из Владивостока, что стоило немалых денег.

 

Таким образом, Крым из Краснодарской энергосистемы и от электростанций на полуострове получает не менее 1300 МВт.

 

По сообщениям минтопэнерго Крыма, исторический максимум зимнего потребления электрической мощности в Крымской энергосистеме был зафиксирован 30.01.2017 при температуре — 10ºС и составил 1427 МВт. Однако никаких чрезвычайных происшествий — ни отключений ЛЭП на Тамани, ни отключения Крыма от материковой энергосистемы в тот день не произошло. Дефицит покрывался за счет оперативного перевода части крымских потребителей на электроснабжение от резервных источников. Максимальная мощность включавшихся в январе 2017 года резервных источников составила всего 58 МВт. Исторический летний максимум потребления в Крыму электрической мощности, который был меньше зимнего и составил 1249 МВт, зафиксировали в этом году 7 августа. В этот день зафиксировали также исторический летний максимум потребления мощности в Краснодарском крае. Но, как отмечалось, в тот день также ничего экстраординарного в обеих энергосистемах не произошло.

 

Поэтому вызывают удивление как оценка федеральным Министерством энергетики летнего дефицита мощности в Крыму в 122 МВт, так и запоздалая реакция правительственных и региональных чиновников, а также руководителей «Системного оператора» на кризисную ситуацию, причем, почему-то, только с электроснабжением полуострова, хотя дефицит мощности наблюдается и в Краснодарском крае.

 

По сообщению минтопэнерго Крыма, согласно директивным мерам федерального Минэнерго подача электроэнергии прекращалась в южной и центральной частях полуострова по вечерам с 18 до 23 часов. Отключались отдельные группы потребителей в населенных пунктах на сравнительно непродолжительное время — от 15 минут до двух часов. Отключения начались 7 августа, проводились они по командам диспетчеров Черноморского регионального управления «Системного оператора». В первые три дня отключались потребители с общей мощностью нагрузки от 24 до 80 МВт. Однако 10 августа, причем при включенных резервных источниках электроэнергии общей мощностью всего лишь 18 МВт, что намного меньше заданной Минэнерго, электроснабжение нигде не прерывалось. Достигли этого значения, видимо, методом «тыка», постепенно выяснив действительно востребованную резервную мощность. Почти такой же была перегрузка «энергомоста», которую зафиксировали в злополучный день 28 июля, когда отключились ЛЭП Краснодарской и Крымской энергосистем. Однако никаких мер для предотвращения аварийных отключений не предприняли.

 

Куда же подевалась значительная часть крымских источников электроэнергии? Ведь еще в середине 2014 года глава Крыма Сергей Аксенов утверждал, что резервные генерирующие мощности в случае критической ситуации обеспечат регион электроэнергией на 70%. А в марте 2016 г. РИА Новости (Крым) с ссылкой на заявление заместителя руководителя крымского МЧС Садаклиева сообщило, что на полуострове имеется 2168 ДГУ общей мощностью 481 МВт. Из них на баланс генерирующим компаниям передано 592 установки, а на баланс МЧС — 54 ДГУ. Куда же подевались почти две тысячи ДГУ общей мощностью свыше 450 МВт, завезенные в Крым в 2014—2015 годах после начала на полуострове энергетического кризиса?

 

Вместе с резервными источниками электроэнергии, без учета «зеленой» энергетики, обеспеченность Крымского полуострова электрической мощностью должна составлять не менее 1750 МВт.

 

Но в Крыму еще при украинской власти смонтировали «солнечные» электростанции на фотоэлектрических преобразователях. Их общая проектная мощность около 407 МВт, и выдают они в среднем за год не менее 300 МВт. Установлены были также ветровые электрогенерирующие установки, способные в зависимости от силы ветра вырабатывать суммарно от 20 до 60 МВт. Согласно информации на портале минтопэнерго Крыма, все они до перехода Крыма под юрисдикцию России обеспечивали получение 7% от общей мощности источников электроэнергии на полуострове. Крымские энергетики, начиная с ноября 2015 года, пытались продолжать использовать существующие мощности «солнечной» и ветроэнергетики. Однако, как заявил глава администрации и правительства Крыма С. Аксенов, сделать этого не удалось. По его утверждению, содержать и развивать альтернативную энергетику в регионе можно якобы только при государственной поддержке, так как строительство и обслуживание «солнечных» и ветряных электростанций влетает в копеечку.

 

Что касается «солнечных» электростанций, то в мае 2014 года Аксенов, в своей обычной манере, безосновательно обвинил их тогдашнего владельца австрийскую фирму Activ Solar в мошенничестве и отмывании денег. После этого обиженная Activ Solar прекратила работу станций. Кто ими сейчас владеет, непонятно. Строились они за счет связанных зарубежных кредитов. Снижение тарифов на «зеленую» электроэнергию и прекращение ее продаж привело к росту задолженности выплат по кредитам, превысившей оценочно 50 млрд рублей. Сейчас «солнечные» предприятия — банкроты.

 

* * *

 

Гадания о будущем на кофейной гуще

 

Казалось бы, если Минэнерго РФ, пусть и спустя лишь 10 дней после аварийного отключения ЛЭП на Тамани, «выработало меры по сведению к минимуму незапланированных отключений электроэнергии в Республике Крым», то почему в Минэнерго одновременно не выработали аналогичные согласованные меры и для Краснодарской энергосистемы? Ведь сами же чиновники министерства объяснили аварийное отключение 28 июля Крыма от Краснодарской энергосистемы дефицитом в ней электрической мощности, и тем, что жара оказывает существенное влияние на работу всех энергосистем Юга России. То, что они связаны между собой и зависят друг от друга, некоторые чиновники и сам глава Минэнерго, надо полагать, недопонимают. Поэтому «сведение к минимуму незапланированных отключений электроэнергии в Республике Крым» путем запланированных прекращений подачи электроэнергии крымским потребителям вряд ли можно назвать устранением дефицита мощности, в том числе и в Краснодарской энергосистеме. Это как если бы вместо лечения, допустим, пальца предложить его отрезать.

 

Когда 8 августа Минэнерго сообщило о предпринятых в Крыму мерах, пресс-служба администрации Краснодарского края в тот же день опубликовала сообщение о точечных отключениях кубанских потребителей электроэнергии. В нем краевые власти пояснили, что по рекомендации Минэнерго РФ в ряде районов Краснодарского края также ввели график временного отключения отдельных населенных пунктов в вечерние часы максимумов нагрузок региона. Было сказано, что подачу электроэнергии прекратят «для стабилизации перетоков мощности, недопущения повреждения оборудования и нарушения устойчивости параллельной работы с Единой энергетической системой России энергосистемы Крымского полуострова, сопровождающегося погашением потребности значительной части потребителей Республики Крым». Таким образом, речь шла о помощи Крыму, а не о наличии дефицита мощности в Таманской энергосистеме.

 

Однако в тот же день Минэнерго публично и с возмущением почему-то опровергло свое авторство этих, в общем-то, грамотных в сложившихся условиях рекомендаций:

 

«В связи со сложившейся ситуацией на территории Республики Крым был введен график веерных отключений в часы пиковых нагрузок. Вместе с тем Минэнерго России не давало рекомендаций по введению графика временного отключения света в Краснодарском крае. Информация, опубликованная на сайте краевой администрации, является ошибочной и будет удалена в ближайшее время», — гневно заявили в министерстве.

 

При этом непонятно было, почему ошибочными оказались сами меры. Однако упомянутый пресс-релиз с сайта администрации края действительно вскоре исчез.

 

Тем не менее, как сообщила пресс-служба «Кубаньэнерго», в соответствии с решением «Системного оператора» вечером 9 августа в юго-западной части края ввели график временного ограничения режима подачи электроэнергии. На этой территории расположены Новороссийск, Анапа, Геленджик, а также Крымский, Абинский, Славянский, Красноармейский и Темрюкский районы. Временные ограничения вводили точечно, с 20 до 23 часов, в отдельных населенных пунктах, в пределах мощности потребления до 110 МВт. Во столько с учетом отключений потребителей в Крыму оценили ее вероятный дефицит по вечерам в крае.

 

Как отмечалось, почти все потребители подключены к низковольтным распределительным сетям, которые в крае обслуживает ПАО «Кубаньэнерго». С наступлением жары в изношенных распределительных сетях края в разных населенных пунктах происходит ежедневно до 15—17 аварий. Ситуация в Крыму аналогичная. Казалось бы, дежурные операторы «Кубаньэнерго» и «Крымэнерго» должны были оперативно реагировать уже на тенденции повышения нагрузки в распределительных сетях и разгружать перегружаемые участки, не дожидаясь команд со стороны. Такие права необходимы, чтобы не допускать развития аварийных отключений линий, питающих эти сети. Однако ограничение и возобновление подачи электроэнергии операторами региональных распределительных сетей выполняются, согласно существующим правилам, по указаниям региональных и/или зональных диспетчерских управлений «Системного оператора». Указания же по ряду причин, в том числе в силу чисто человеческих особенностей, неизбежно запаздывают, что при критических нагрузках ведет к развитию аварийных отключений линий электропередачи с более высоким напряжением.

 

Специалистам, но, видимо, не составителям упомянутых правил, известно, что электрический ток протекает по проводам с большой скоростью и преодолевает дальние расстояния за считанные доли секунды. Однако человек такой мгновенной реакцией не обладает. Если же из двух человек один — старший по подчиненности, то он должен подумать, прежде чем скомандовать. При этом в поле его надзора может быть несколько магистральных и распределительных сетей на громадной территории, и реакция на развитие событий запаздывает еще больше.

 

Казалось бы, для гарантированного на ближайшие несколько лет электроснабжения Крымского полуострова и Краснодарского края достаточно было привести в работоспособное состояние требуемое на случаи кризисов количество резервных электростанций полуострова. Если их еще не все выкрали. Нужно также восстановить в Крыму работу «солнечных» и ветряных электростанций, если их оборудование не разбазарили, уладив вопросы с задолженностью, и привести в порядок местные электросети. Все это позволит выиграть время до запуска новых мощностей намеченных к строительству электростанций.

 

Еще в конце ноября 2016 г. глава «Системного оператора» Борис Аюев предлагал:

 

«Поскольку в ближайшее время будет принято решение о включении Крыма в первую ценовую зону, то простейший путь ввода генерации — строительство генерации на основании конкурса на конструктивный резерв, аналогичный тому, что вводится на Тамани, хотя бы на небольшой объем быстровозводимых мощностей, он серьезно улучшил бы баланс».

 

Тогда в «Системном операторе» оценивали дополнительный объем мощности, необходимый для покрытия ее дефицита в Крыму, в 66 МВт, сейчас в Минэнерго говорят о 120 МВт.

 

Первая ценовая зона представляет собой часть оптового рынка электроэнергии в европейской части России со свободными ценами. С начала этого года для всех крымских ТЭЦ и МГТЭС установлены повышенные тарифы на мощность. Они для этих станций уже гораздо выше тех госдотаций, которые получают убыточные электростанции в остальной части страны. Утвержденные тарифы для МГТЭС выше средней цены в первой ценовой зоне в 2,5 раза, для ТЭЦ — в среднем в 12 раз.

 

Для покрытия дефицита генерируемой электрической мощности в Крыму власти намерены до конца текущего года запустить на Сакской ТЭЦ отечественную парогазовую установку мощностью 100—120 МВт. Ее строительство должно было начаться еще в прошлом году. Однако Мин­энерго инвестконкурс провело лишь в конце июля этого года. Но уже объявлено о возможности отсрочить запуск установки до июня 2018 года. Кроме того, Минэнерго, сообщил его глава Александр Новак, занимается перебазированием на полуостров еще трех газотурбинных электростанций. Их общая мощность составит около 70 МВт, стоить перевозка будет около 400 млн рублей. Мобильные ГТЭС перевезут из Калининградской области и Тувы, а также… с Кубани. Не знаю, чем руководствовался министр, решая подобным образом компенсацию в Крыму дефицита электрической мощности. Дефицита относительно небольшого, судя по используемому резервированию для его замещения при максимумах нагрузки. Но вывозом с Кубани мобильной ГТЭС лишают Кубанскую энергосистему резервных 22 МВт, чем усугубят ситуацию с обеспечением генерируемой мощностью потребителей Кубани.

 

Какова же действительная потребность Крымского полуострова в генерируемой электрической мощности? По сообщению ТАСС 4 августа этого года, программой «Социально-экономическое развитие Республики Крым и города Севастополя до 2020 г.» к 2021 году прогнозируется рост потребления мощности на полуострове до 2700 МВт. Намерения уточнены в документе «Схема и программа перспективного развития электроэнергетики Республики Крым и Севастополя на период 2016—2020 годов». Он разработан минтопэнерго Республики Крым и утвержден республиканским Советом министров.

 

Ознакомиться с программой развития электроэнергетики простым смертным невозможно, так как на сайте минтопэнерго она отсутствует, хотя распоряжение крымского правительства об ее утверждении вывешено. Не захотели ответить в минтопэнерго и на некоторые вопросы о содержимом программы, о чем несколько раз официально просила редакция «Промышленных ведомостей». Отказались также сообщить о прогнозируемом потреблении электрической мощности в Крыму в пресс-службе Минэнерго России, объясняя отсутствием в министерстве этих сведений. Как потом выяснилось, наврали. Минэнерго была утверждена Программа развития Единой энергосистемы страны на 2014—2020 годы, в которой запрашиваемая информация, пусть и не вполне достоверная, содержалась. Видать, дурной пример действительно заразителен.

 

Но кое-что удалось узнать из опубликованной беседы члена Совета Федерации Ольги Ковитиди, представляющей Крым, с корреспондентом Федерального агентства новостей. Оказывается, Программой перспективного развития электроэнергетики, разработанной минтопэнерго Крыма, предусматриваются три сценария по разным прогнозам роста потребления электрической мощности к 2020 году. Первый, базовый, разработан для обеспечения роста до 1522 МВт, а третий, максимальный, сценарий — до 2500 МВт. Минэнерго России приняло за основу базовый вариант развития Крымской энергосистемы, чего в пресс-службе Минэнерго почему-то тоже не знали.

 

Я не знаю, чем руководствовались чиновники крымского правительства, якобы прогнозируя показатели роста потребления электроэнергии и востребуемой для этого мощности электростанций. Подобные прогнозы возможны только при наличии плана перспективного развития экономики полуострова, обосновывающего такое потребление. Причем обоснованность плана должна подтверждаться сбалансированностью всех необходимых для его реализации ресурсов и гарантированного с прибылью сбыта электроэнергии. Наличие же трех разных прогнозов увеличения электрической нагрузки крымских потребителей с разницей в 1000 МВт свидетельствует об их недостоверности ввиду отсутствия перспективного планирования развития экономики Крыма. Его и не может быть, так как планирование у нас в стране давно признано «пережитком социализма» и неприемлемым для рыночной экономики.

 

Об отсутствии обоснованного плана развития электроэнергетики в Крыму говорит и наличие трех сценариев перспектив. Они как раз и отражают случайность ожиданий чиновниками наступления какого-то из предсказуемых ими трех недостоверных событий. Это недопустимо в управлении любым объектом. Замечу, что при создании крупного объекта сначала разрабатывают несколько возможных его вариантов. Затем путем сравнения и/или компиляции вариантов предлагается окончательный, оптимальный по требуемым критериям. Никто не станет рисковать и вкладывать деньги в создание крупной электростанции при наличии трех вариантов ее строительства или отсутствии гарантий ее быстрой окупаемости. Чиновники же предложили три варианта строительства множества энергетических объектов, исходя из трех ничем не обоснованных «прогнозов» востребуемой мощности и потребления электроэнергии. Но прогнозирование — это не гадание на кофейной гуще. Прогноз — это результат аналитических исследований, которые не проводились ввиду отсутствия обоснованных планов развития экономики обоих регионов. Впрочем, это целиком относится и к Программе развития Единой энергосистемы страны на 2014—2020 годы, утвержденной Минэнерго России. Программа основана на гаданиях Минэкономразвития роста ВВП, результаты которых «корректируют» по несколько раз в год.

 

А как обстоят дела с перспективами развития электроснабжения в Краснодарском крае? Нынешним летом зафиксировали исторический пик нагрузки в Кубанской энергосистеме в 4907 МВт. По информации, опубликованной в январе этого года изданием «Деловая газета. Юг», суммарные нагрузки в Кубанской энергосистеме к 2020 году по предварительной оценке Кубанского регионального диспетчерского управления «Системного оператора» якобы увеличатся до 4735 МВт. Как видим, разница с уже достигнутым, пусть и временно максимальным потреблением немалая, что также свидетельствует не о прогнозировании, а о гаданиях на кофейной гуще. В материалах Законодательного собрания Краснодарского края в 2014 году говорилось о росте нагрузки к 2020 году уже до 6,1 МВт. Однако обнаружить официальных обоснованных прогнозов для края не удалось.

 

Напомню, 7 августа этого года, когда исторически максимальную нагрузку на Кубани зафиксировали в размере 4907 МВт, в тот же день исторически максимальную летнюю нагрузку зафиксировали в Крыму — 1249 МВт. В этот день нагрузка на энергосистемы обоих регионов превышала нагрузку 28 июля, когда произошли каскадные аварийные отключения магистральных ЛЭП. Однако ничего подобного 7 августа не повторилось. Вполне возможно, что в день нового электрического «противостояния» происходили отключения потребителей, но локально, в распределительных сетях низкого напряжения. Допускаю, что на подстанциях в результате «разносов» после аварийных отключений обслуживающий персонал восстановил требуемые уставки допустимого тока в автоматических выключателях.

 

Но факты говорят о том, что при историческом максимуме потребительской нагрузки, подведенной к энергосистемам обоих регионов генерируемой мощности оказалось достаточно для безаварийного электроснабжения потребителей.

 

Дефицит генерируемой электрической мощности на Кубани при веерных отключениях потребителей по графику, введенному 9 августа, как отмечалось, не превышал 110 МВт. Дефицит электрической мощности в Крыму при веерных отключениях, начавшихся 7 августа, в первые три дня не превышал 80 МВт, а затем при той же жаре его смогли уменьшить до 18 МВт. Учитывая кратковременность перерывов в подаче электроэнергии ряду групп потребителей, их, видимо, оперативно переключали на менее загруженные линии.

 

Насколько же обоснованы намерения создать в Крыму и Краснодарском крае новые генерируемые мощности при отсутствии объективных данных об их потребности даже в ближайшие годы?

 

* * *

 

Арифметика некомпетентности

 

Ученики младших классов школ, обучаясь арифметике, решают простейшие арифметические задачки, в том числе такого содержания. Пустой бассейн емкостью во столько-то литров заполняется водой со скоростью столько-то литров в минуту и нужно вычислить время, за которое бассейн наполнится. Примерно такую же задачку, правда, с применением математической логики и на основе инженерных и экономических знаний нужно было решить чиновникам Минэнерго РФ и минтопэнерго Крыма по проблемам надежного электроснабжения Крымского полуострова. Она несколько более сложная, чем школьная, но и чиновники, в отличие от мальчиков и девочек первых классов, уже взрослые дяди и тети, которые окончили вузы. Правда, многие из них обучались юриспруденции и другим, нетехническим, наукам, что тоже важно, но далеко от познаний в электроэнергетике и прикладной математике.

Для успешного решения задачи надежного электроснабжения нужно было сначала осознать, что Краснодарская и Крымская энергосистемы представляют собой, образно говоря, сообщающиеся бассейны, которые заполняются электроэнергией, поступающей в них как извне, так и от источников, размещенных внутри самих бассейнов. В первый из них, краснодарский, электроэнергия извне поступает из соседних с ним бассейнов других регионов, а во второй бассейн, крымский, внешняя электроэнергия поступает только из краснодарского. Поэтому решать проблемы их постоянной наполняемости нужно было комплексно, а не порознь, как неудачно пытаются сделать сегодня.

 

Напомню, Крым из Краснодарской энергосистемы и от электростанций на полуострове получает не менее 1300 МВт. Вместе с резервными источниками электроэнергии, без учета «зеленой» энергетики, обеспеченность Крымского полуострова электрической мощностью должна составлять не менее 1750 МВт. С завершением модернизации в этом году Сакской ТЭЦ мощность на полуострове увеличится еще на 100—120 МВт. Итого — 1850 МВт. Исторический максимум нагрузки на крымские сети, зафиксированный в январе этого года, составил 1427 МВт, а недавний летний максимум был меньше — 1249 МВт. Как видно из этих данных, в Крыму сегодня не должно быть дефицита электроэнергии. Согласно этим же данным, нынешний максимальный дефицит мощности в Кубанской энергосистеме, который, по оценкам, не превышал 110 МВт, можно было бы с лихвой гасить уменьшением перетока мощности в Крым из Краснодарского края.

 

Но в Крыму имеются еще «солнечные» электростанции общей установленной мощностью около 407 МВт, а также ветровые электростанции, способные в зависимости от силы ветра вырабатывать суммарно от 20 до 60 МВт. Однако все они не работают, хотя до возвращения полуострова под юрисдикцию России действовали исправно. Если восстановить их работу, то электрическая мощность в энергосистеме полуострова превысит 2000 МВт, тогда как принятый Минэнерго базовый прогноз увеличения к 2020 году потребляемой мощности составляет 1522 МВт.

 

Таким образом, решение простейшей школьной задачки о наполняемости бассейна наглядно показывает, что критическая ситуация с электроснабжением Крыма и Краснодарского края возникла не столько в результате украинских и западных санкций, сколько, в первую очередь, из-за бесхозяйственности и некомпетентности крымских властей. Все это усугубляется чиновниками Минэнерго РФ, устроившими неразбериху в строительстве новых электростанций в Крыму и на Тамани.

 

При подготовке к Олимпиаде в Сочи в энергетику Юга инвестировали многомиллиардные суммы, но питавшую Сочи Краснодарскую энергосистему модернизация тогда почему-то обошла стороной. Были построены тепловые электростанции в Адлере и Джубге, проложены новые электросети, однако все это мало разгрузило Краснодарскую энергосистему. А затем понадобилось Крымскую энергосистему срочно присоединять к энергосистеме Тамани. Это удалось сделать достаточно оперативно строительством «энергомоста» через Керченский пролив. Одновременно в Крым из других регионов страны эвакуировали множество автономных источников электроэнергии. Кроме того, с конца 2015 года по ЛЭП 500 кВ «Ростовская АЭС — Тихорецкая» в регион передается электроэнергия третьего энергоблока Ростовской АЭС мощностью 1100 МВт. Трасса всех ЛЭП 500 кВ от этого энергоблока завершается на конечной понижающей подстанции «Вышестеблевская», расположенной на Таманском полуострове, и далее по воздушным и кабельным линиям 220 кВ электроэнергия поступает в Крым.

 

Сейчас на территории, прилегающей к побережью Азовского моря, строится ЛЭП 500 кВ для передачи на Кубань и в Крым электроэнергии четвертого энергоблока Ростовской АЭС мощностью 1100 МВт. На ноябрь намечен ввод его в эксплуатацию. Длина трассы линий «Ростовская АЭС — Ростовская — Андреевская — Вышестеблевская» около 500 км. Ввод всей трассы намечен на конец этого года, после чего Краснодарский край пополнится дополнительно мощностью в 1100 МВт.

 

Казалось бы, мощности для Краснодарской и Крымской энергосистем более чем достаточно. К тому же, в европейской части России не используется примерно 40% мощностей электростанций и потребители оплачивают содержание их простоя. Однако в Крыму, как отмечалось, строят две новые — под Симферополем и Севастополем — парогазовые электростанции по 470 МВт каждая. Для чего там нужны еще 940 МВт, непонятно. Избыточную электроэнергию некуда будет сбывать, так как линии электропередачи между Украиной и Крымом разорваны, а крымский «энергомост» действует в одном направлении — только на полуостров. К тому же для обеспечения новых электростанций газом из Керчи прокладывают новый магистральный газопровод.

 

Ввод новых мощностей без гарантий их полного использования — следствие всё того же хаотичного управления развитием электроснабжения, при котором отсутствует комплексный подход к выбору решений и их оптимизации по обоснованным технико-экономическим показателям. Игнорирование этих принципов при строительстве упомянутых электростанций в Крыму породило также международный скандал, которого можно было избежать.

 

Спровоцировали его использованием на этих станциях четырех газотурбинных установок фирмы Сименс, хотя по условию поставки они предназначались исключительно для электростанции «Тамань», строительство которой запланировали. Немцы объяснили такое условие необходимостью соблюдения введенных Евросоюзом и США антикрымских санкций, дополняющих антироссийские. Германское правительство заявило, что немецкие компании, нарушающие санкции, подвергаются строгим наказаниям.

 

Газотурбинные установки мощностью свыше 110 МВт у нас не производят. И если чиновники решили, что без сименсовских турбин на «Тамани» не обойтись, то во избежание скандала необходимо было строго соблюдать условия контракта. Ведь спровоцированный скандал нанес немалый материальный ущерб из-за «замораживания» средств, затраченных на приобретение неиспользуемого длительное время дорогостоящего оборудования.

 

Учитывая все эти обстоятельства, нарушение условия контракта об использовании сименсовских турбин только на электростанции в Краснодарском крае, что согласно намерениям Минэнерго, обеспечивало бы электроснабжение обоих регионов, вызывает большое удивление. Невыполнение российской стороной одного из условий вроде бы выгодного для нее контракта противоречило здравому смыслу.

 

* * *

 

Детективная история про турбины и как фирма Сименс уподобилась гоголевской унтер-офицерской вдове

 

О намерениях построить на Таманском полуострове новую тепловую электростанцию с газопаровым циклом мощностью 940 МВт стало известно весной 2014 года, сразу же после возвращения Крыма в Россию. Проект «Тамань» задумывали в рамках плана по энергоснабжению Крыма, чтобы оно не зависело от Украины, а это требовало укрепления энергосистем юга России. Электропотребление в экономически развитом Краснодарском крае и прежде при пиках нагрузки немного превышало суммарную мощность местных электростанций и подводимую к энергосистеме края извне. Поэтому после переброски «энергомоста» в Крым дефицит мощности и электроэнергии в крае несколько возрос. Надо полагать, чтобы одновременно решить проблемы обоих регионов новую станцию решили разместить на Таманском полуострове и оттуда подпитывать электроэнергией Крым. Подрядчика и соинвестора строительства — часть затрат предполагалось оплатить за счет госбюджета — должны были отобрать на конкурсе. Им должен был стать тот, кто предложит наименьшие капитальные затраты на создание киловатта мощности. Постановление о проведении конкурсов инвестпроектов для энергодефицитных районов правительство страны приняло в ноябре 2015 года.

 

Госзаказчиком строительства является Минэнерго. Но еще задолго до проведения конкурса по отбору соинвесторов для строительства «Тамани», дочерняя компания корпорации «Российские технологии» (далее «Ростех») — ОАО «ВО «Технопромэкспорт» (далее ОАО «ТПЭ») в марте 2015 года заключила контракт с «Сименс технологии газовых турбин». Это совместное предприятие «Сименс АГ» (65% капитала) и ОАО «Силовые машины» (35%), основанное в декабре 2011 года в Санкт-Петербурге. Сфера деятельности — производство и обслуживание газовых турбин мощностью свыше 60 МВт для России и СНГ. Предприятие занимается разработкой, сборкой, продажей и сервисом газовых турбин по лицензии «Сименс». Создали его на базе ООО «Интертурбо», также совместного предприятия «Сименс АГ» и «Силовых машин», на котором 20 лет до реорганизации занимались «отверточной» сборкой турбин «Сименс».

 

Контрактом предусматривались изготовление, поставка и запуск четырех газотурбинных установок SGT5−2000E, но, как отмечалось, оговаривалось их использование только на будущей электростанции «Тамань». В сочетании с электрогенератором такая установка вырабатывает мощность 160 МВт, а совместно с паровой турбиной и вторым генератором — суммарно 470 МВт. В России установки получили маркировку ГТЭ-160. Эти далеко не новые турбины, разработаны они еще лет 30 назад, изготавливаются с 2001 года по лицензии фирмы Сименс на производственных площадях бывшего Ленинградского металлического завода. Завод развалили в 1990-х, а в советские времена он был лидером в производстве турбин всех видов. Его ликвидация привела к значительному отставанию страны в производстве современных газотурбинных установок большой мощности. Однако чиновники в правительстве и Минпромторге России более чем за 20 лет так и не озаботились созданием отечественных аналогов.

 

Очевидно, что ОАО «ТПЭ», не получив предварительных гарантий госзаказчика в лице Минэнерго стать застройщиком «Тамани», не потратило бы деньги на приобретение четырех сименсовских турбин. Надо полагать, выбрали турбины чиновники министерства согласно разработанной ими программе развития электроэнергетики. Проекта строительства станции тогда еще не существовало. Судя по последовавшим затем событиям, создается впечатление, что проектная документация на ее сооружение отсутствует по сей день, и даже место для нее на Таманском полуострове не выделено.

 

В декабре 2015 года против ОАО «ТПЭ» Евросоюз и США ввели персональные экономические санкции, что послужило основной причиной ухудшения финансового состояния и начала банкротства компании. Поэтому она не смогла принять участие в объявленном в июне 2016 года конкурсе по реализации проекта «Тамань». Но конкурс уже 1 июля отменили якобы из-за отсутствия желающих стать соинвестором строительства. Однако эта причина представляется надуманной. Во-первых, помимо одной «дочки», которая оказалась в положении «вне игры», у «Ростеха» есть еще одна с тем же именем, но ООО «ТПЭ», которой достались затем те же сименсовские турбины. Это одноименное ООО могло бы участвовать в конкурсе. К тому же были еще желавшие стать подрядчиками строительства. О них в декабре 2015 года в интервью газете «Коммерсант» говорил глава Минэнерго Александр Новак:

 

«Заинтересованных участвовать в конкурсе много, это как российские компании, так и зарубежные, даже китайские. Санкций никто не боится, поскольку проект не привязан к Крыму».

 

В дополнении к интервью сообщалось:

 

«Согласно графику, составленному «Системным оператором», подача заявок пройдет 9—16 июня, итоги станут известны 1 июля 2016 года. Организация составила технические требования к оборудованию тепловой электростанции, в частности, единичная мощность блока колеблется в широком диапазоне 25—230 МВт. Таким образом, не исключено использование российских газовых турбин средней мощности».

 

А спустя месяц, в январе 2016 года, в письме вице-премьеру Аркадию Дворковичу, который возглавляет правительственную комиссию по электроэнергетике, министр Александр Новак предложил снизить мощность будущей «Тамани» до 450 МВт. Мотивировал он тем, что такой дефицит мощности ожидается на Кубани к 2019 году, так как потребители аннулировали заявки на присоединение к сетям Кубанской энергосистемы суммарно на 250 МВт. Окончательное решение предлагалось принять правительству. Об этом сообщила газета «Коммерсант» 25 января 2016 года.

 

Из письма министра Александра Новака следовало, что сименсовские турбины для «Тамани» не нужны были. И действительно. Конкурс для отбора соинвестора в июне 2016 года объявили, но 1 июля отменили. Причину указали — из-за отсутствия пожелавших в нем участвовать. Непонятно, на чем же тогда основывались упомянутые выше заявления Новака о множестве заинтересованных в этом лиц. Один из явных фаворитов был уже даже при «нужных» турбинах. Можно предположить, что заинтересованные участвовать в конкурсе, включая обладателя сименсовких турбин, при снижении требуемой мощности будущей «Тамани» оценили проект как коммерчески для них невыгодный.

 

Все эти факты также свидетельствовали о неспособности Минэнерго выстраивать государственную политику в электроснабжении регионов страны и, в частности, объективно оценить дефицит электрической мощности в энергосистемах Краснодарского края и Крыма.

 

Через месяц, в начале августа 2016 года, министр энергетики Новак инспектировал строительство Симферопольской электростанции и «поручил в ближайшее время наверстать отставание от графика работ». Далее события разворачивались в духе детективного жанра. В сентябре 2016 года ОАО «ТПЭ» с началом процедуры его банкротства выставило купленные турбины на открытые торги. Кто их приобрел — неизвестно, после чего турбины, как купленные на вторичном рынке и, по утверждению официальных лиц, модернизированные, оказались у другой упомянутой «дочки» «Ростеха» — ООО «ТПЭ».

 

Вскоре после торгов появились сообщения, впоследствии официально признанные, что ООО «ТПЭ» доставило турбины в Крым на строящиеся Симферопольскую и Севастопольскую электростанции уже в качестве подрядчика их строительства. Обойдется оно по некоторым данным в 71 млрд рублей, из госбюджета выделено 25 млрд, остальные 46 млрд рублей подрядчик получил в виде коммерческих кредитов. Кредиты будут возвращены за счет продажи электроэнергии новых станций. По одному блоку на каждой станции намеревались запустить в сентябре 2017 года, а остальные два — в марте 2018 года.

 

Следует заметить, в контракте о поставке турбин для ОАО «ТПЭ» наверняка отсутствовало условие, которым запрещалась их перепродажа другим лицам. За нарушение такого условия в подобных случаях поставщиками предусматриваются крупные штрафы и прочие санкции. Руководители ОАО «ВО «Технопромэкспорт», как когда-то нижегородские купцы, безусловно, дорожат и своей деловой репутацией, и деловой репутацией своей известной во всем мире компании. Поэтому они не стали бы обманом ронять ее авторитет в глазах нынешних и потенциальных деловых партнеров и заодно тем самым позорить свою «матушку». То, что ОАО «ТПЭ» выставило купленные турбины на открытые торги, со всей очевидностью свидетельствовало об отсутствии запрета на их перепродажу.

 

О таком запрете ничего не сказано и в официальном заявлении Сименса 21 июля этого года по поводу ситуации с турбинами. В нем говорилось только, что «…все четыре турбины, поставленные летом 2016 года для проекта в Тамани на юге России, были после этого на месте модифицированы и в нарушение четко изложенных контрактных обязательств незаконным образом перемещены в Крым. Такие действия являются грубым нарушением условий соглашений о поставках с Сименс, законодательства Европейского Союза, злоупотреблением доверием».

 

То, что запрет на перепродажу турбин контрактом не предусматривался, говорит также отсутствие судебных претензий у их изготовителя — ООО «Сименс технологии газовых турбин» к ОАО «ТПЭ». Хотя сам Сименс по поводу перемещения турбин в Крым, не будучи подписантом контракта, почему-то подал иск в Арбитражный суд Москвы, о чем говорится ниже.

 

К сожалению, все участники этой истории отказались предоставить редакции «Промышленных ведомостей» исковое заявление для ознакомления, хотя ничего секретного в нём нет. Поэтому, делая вывод об отсутствии в контракте запрета на перепродажу турбин, приходится исходить из приведенных логических заключений, в частности, из незыблемости деловой репутации ОАО «ВО «Технопромэкспорт».

 

Итак, когда приобретались турбины, чиновники свято верили в свой замысел построить на Тамани с их использованием парогазовую электростанцию. Однако вскоре выяснилось, что новая электростанция такой мощности на Тамани не нужна, что подтверждается отменой первого конкурса на ее строительство. Не нужна была станция такой же мощности и в Крыму. Судя по приведенным выше данным, электрической мощности для обеспечения потребителей полуострова электроэнергией уже вполне достаточно. Поэтому можно предположить, что сименсовские турбины перевезли в Крым для сокрытия грехов. Прикрыться таким образом якобы заботой о крымских потребителях чиновникам Минэнерго, видимо, показалось надежней.

 

О том, что строительство парогазовых электростанций в Севастополе и Симферополе идет не совсем так гладко, как хотелось бы, начали поговаривать в середине 2016 года. В ноябре 2016 года появилась информация, что ОАО «ТПЭ» не получило в полном объеме оплаченного оборудования газотурбинных установок. Надо полагать, фирма Сименс подозревала, что турбины установят на электростанциях, строящихся в Крыму, и подстраховалась нарушением контракта недопоставкой комплектации, получаемой изготовителем турбин по кооперации с Сименс.

 

В декабре 2016 года гендиректор корпорации «Ростех» Сергей Чемезов заявил, что запуска первых блоков Симферопольской и Севастопольской станций не стоит ждать раньше середины 2018 года. Поэтому странно, что куратор Крыма вице-премьер правительства Дмитрий Козак 9 февраля 2017 года бодро рапортовал об их строительстве без проблем и по графику, а глава Минэнерго Александр Новак в начале июля этого года утверждал, что ввод станций намечен на первый квартал 2018 года. В конце августа этого года правительство своим распоряжением поручило ввести в эксплуатацию Симферопольскую и Севастопольскую электростанции в середине следующего года. Ввод первых двух блоков, по одному на каждой станции, назначен на 19 мая 2018 года, остальных двух — на 18 июня 2018 года. Даже далеко не полный перечень всех этих фактов и противоречивость утверждений высокопоставленных чиновников дают наглядное представление о качестве организации строительных работ.

 

Как отмечалось, изготовитель турбин не получил от Сименса часть оборудования, которое Сименс поставляет по кооперации. Кроме того, его специалисты участвуют в запуске турбин и их послепродажном обслуживании, от чего Сименс теперь отказался. Отказался он передать и программу компьютерной системы управления турбинами. Поэтому не исключены трудности с вводом крымских станций в эксплуатацию. Возникли и другие сложности.

 

В июле этого года Сименс подал в Арбитражный суд Москвы иск к ОАО и ООО «ВО «Технопромэкспорт», а также к ООО «Сименс технологии газовых турбин», изготовителю сименсовских турбин. Рассмотрение искового заявления назначено на 18 сентября. Предмет иска — незаконное, по мнению заявителя-истца, их перемещение в Крым и потому истец требует убрать турбины с полуострова. Однако претензии Сименса представляются, мягко говоря, странными, а, точнее, юридически абсурдными, так как отсутствует даже предмет для иска. И вот почему.

 

Во-первых, соглашение о поставке турбин было заключено их изготовителем, каковым Сименс не являлся, с ответчиком — ОАО «ТПЭ», который, продав впоследствии турбины другому лицу, что не запрещено контрактом, не нарушил его условий. О том, что запрет на перпродажу турбин контрактом не предусматривался, говорит, как отмечалось, и отсутствие судебных претензий у их изготовителя ООО «Сименс технологии газовых турбин» к ОАО «ТПЭ». Поэтому претензии Сименса к ОАО «ТПЭ» несостоятельны.

 

Во-вторых, другой ответчик — ООО «ТПЭ», нынешний владелец сим