Редакция не обязана во всём соглашаться с авторами
ВКонтакте

Преддверие "реновации" в России

Петербургские противники "реновации" представили свой взгляд на проблему, которая активно обсуждается не только на городском, но и на федеральном уровне. На специально созванной пресс-конференции градозащитники объяснили, чем опасна реновация в том виде, в котором ее планируют провести чиновники, и почему этот проект просто не нужен гражданам.


Пресс-конференция стала ответом на круглый стол в ИТАР-ТАСС, на котором в конце июля депутат Госдумы Виталий Милонов, бывший вице-губернатор Петербурга Александр Вахмистров и глава компании-застройщика «Воин-В» Олег Глущенко высказались в поддержку всероссийской реновации. Для осуществления этого масштабного проекта сейчас ведется работа над новым федеральным законом, который стандартизирует процедуру переселения граждан в новое жилье, а также – по мнению градозащитников – может серьезно ущемить россиян в правах.


Ветхость и безумие


Новый федеральный закон создается с учетом петербургского и московского опыта. В северной столице проект сноса хрущевок фактически так и не был реализован, несмотря на то, что решение о реновации ветхого жилья приняли еще в конце нулевых годов. На данный момент не расселено ни одного дома, а на 17 из 23 территорий, попавших под реновацию, принято решение не продолжать работы. По мнению властей и застройщиков, такая неудача связана с противодействием активистов, постоянно оспаривающих решения о сносах в суде, и нежеланием жителей покидать свои дома.


Многие жители считают, что чиновники и бизнес нарушают их гражданские права и хотят нажиться на их имуществе. О том, как реновацию проводили в Калининском районе, где в качестве «пятна» для застройки был выбран так называемый «сквер подводников», на пресс-конференции рассказала председатель движения «Охтинская дуга» Елена Малышева. «То, что там хотели построить, - говорит градозащитница, - это воровство. Не только у граждан, но и у города. Ради строительства домов, которые заселены менее чем на одну треть, была уничтожена традиция, уничтожен закладной камень…».


Сквер подводников, о котором много писали СМИ, действительно был уничтожен – под предлогом, что его закладка не была согласована с городскими властями. Дубы, которые носили имена погибших в мирное время отечественных подводных лодок, выкопали, а на месте сквера разместилась стройплощадка. Однако даже это не помогло проведению успешной реновации в 43 квартале – пятиэтажки все еще стоят, а новые дома заселить не удается.


По мнению Елены Малышевой, российским властям стоит не сносить ветхое жилье, а обратиться к западному опыту, где вместо строительства новых домов, «тех же хрущевок, просто поставленных на попа», реконструируют старые дома, увеличивая внутренние пространства за счет эркеров и мансардных этажей, проводя новые коммуникации. «В наших домах и сейчас жить хорошо, - добавляет Малышева, - комнаты в них достаточно большие, стены крепкие, зимой в них тепло».


В ветхости жилья, предназначенного под снос, сомневается и руководитель центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов. По его мнению, реновация в Петербурге вообще не нужна, а проблемы рушащихся домов просто не существует, потому что ни в одном квартале износ жилищного фонда не составляет более 35%, значит, такие дома надо не сносить, а ремонтировать. Это, по оценке Карпова, позволит им простоять еще около 100 лет. Затем такие здания можно постепенно выводить из жилищного фонда, продавая их в качестве коммерческой недвижимости – под офисы и магазины. «Недвижимость должна работать до предела ее возможности», - считает специалист.


Подобное решение успешно реализуется в Петербурге в районах с так называемыми «немецкими домами» - 2-4 этажными постройками с деревянными перекрытиями, возведенными пленными немцами и финнами после окончания войны. На данный момент значительное количество этих зданий обветшало, однако они успешно продаются в качестве коммерческой недвижимости и ремонтируются. При этом ни один из таких домов не попал в программу реновации Петербурга.


По словам Александра Карпова, проблема ветхого жилья – имущественная, и потому должна решаться в имущественном ключе. В идеале, дома просто не должны доводиться до такого состояния, чтобы расселение оказывалось единственным выходом. Для этого необходимо совершенствовать законодательство, а не массово сносить ликвидное на рынке жилье, возводя на его месте огромные многоэтажки. Кроме того, градозащитник обратил внимание на важный вопрос, который пока никак не осмыслен чиновниками, а именно – утилизация строительного мусора. По информации Карпова за все годы вялотекущей петербургской реновации в регионе не было построено ни одного завода для переработки бетонных плит. «Сносим гектары жилья, - отмечает специалист, - получаем гектары мусора. Это безумие!».


Николай Лаврентьев на митинге в защиту Удельного парка


Болезненное уплотнение


Опыт петербургской реновации показывает, что сочетание несовершенного законодательства и алчности застройщиков приводит не к замене старых домов новыми, а к уплотнительной застройке. В частности, в историческом квартале около Лиговского проспекта компании «СПб Реновация», выигравшая право на застройку 22 кварталов, планировала снести 4 жилых дома, а на их месте построить 10 более высоких зданий. Эта перспектива не устроила жителей не попавших под реновацию домов, и они – при поддержке активистов Группы ЭРА – выиграли суды и приостановили работы на объекте.

И.о. руководителя Группы ЭРА, член совета НК ИКОМОС (Международного совета по охране памятников и достопримечательных мест-ред.) Николай Лаврентьев указывает на важную ошибку в проведении петербургской реновации. По его мнению, для успешной реализации подобного проекта, застройщик должен сначала снести весь район, поменять его структуру в целом, построить новые внутриквартальные проезды, а лишь затем строить новое жилье. Однако, говорит Лавреньев, сейчас «застройщик строит дома, продает там квартиры и никого не расселяет». При этом в якобы выселенные хрущевки заселяются сами строители, а в дальнейшем эти дома могут быть использованы городом как маневренный фонд, то есть фактически из эксплуатации их никто не выводит.


В свою очередь те квартиры, которые по программе реновации предлагаются выселенным жителям трудно называть равноценными. Главным критерием для признания нового жилья аналогичным старому выступает площадь и из-за этого семье, проживавшей в 4-х комнатной квартире площадью 49 метров, в качестве равноценного жилья предлагают квартиру с тем же метражом, но однокомнатную. Кроме того, никто не учитывает траты на переезд и ремонт новой квартиры, которые Александр Карпов оценивает от ¼ до 1/3 кадастровой стоимости жилья.


Как показала практика петербургской реновации, пока власти и бизнес оказываются неспособными провести переселение таким образом, чтобы оно устроило и жителей, и градозащитников - а те, в свою очередь, могут рассчитывать на отстаивание своих интересов в суде. Однако это положение дел может измениться не в самую лучшую сторону, если опасения активистов оправдаются и в новом федеральном законе власти учтут опыт Петербурга, сократят количество рычагов влияния на свои решения и не позволят гражданам распоряжаться личным имуществом в полной мере.

Список недавних новостей
%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B4%20%D0%A2%D0%A1%
%D0%A1%D0%BA%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%88%D0%

©   Индустрия Сервейинг - комплексное управление жилой недвижимостью и коммунальной инфраструктурой -

правовые, технологические, финансово-экономические решения

(NP effective property management "Industry Survey")

  • Индустрия Сервейинг
  • https://vk.com/industserv
  • Индустрия Сервейинг на ФБ

©  2009 - 2021 Индустрия Сервейинг,  НП ЭУН  

     Редакция не обязана во всём соглашаться с авторами