Полностью 
Список недавних новостей

Есть Россия бетонных коробок и Россия роскошных дворцов

Генеральный директор НП «Индустрия Сервейинг», член комитета ТПП РФ по предпринимательству в сфере жилищного и коммунального хозяйства Юрий Павленков рассказал «Общественному контролю» о том, почему нельзя подменять «бумажными» ведомствами реальную службу техзаказчика, о тупиковом пути развития массовой жилищной застройки, а также надеждах на то, что в седьмом созыве Госдумы РФ найдется-таки человек, который сформулирует и защитит новую жилищную политику страны.

 

- На прошлой неделе состоялось знаковое для отрасли событие - Минстрой наконец-то явил миру Службу единого технического заказчика бюджетных объектов. Экспертное сообщество сначала выдохнуло - наконец-то мы уйдем от коррупционных схем и начнем экономить на типовых проектах. Но смущает сама форма подачи нового института - его «посадили» на базу Госакадемии при Минстрое. Как можете оценить такой шаг министерства?

 

- Разумеется, такие резкие преобразования, тем более в канун проведения Госсовета с участием президента, который, как мы знаем, будет полностью посвящен строительству, вызывают большие сомнения. Складывается ощущение, что Минстрой РФ пытается накануне отчетного мероприятия, на котором у президента возникнут к министерству вполне обоснованные вопросы, лихорадочными организационно-административными заплатками прикрыть себе, скажем так, тыл, создать видимость бурной деятельности.

 

Они в суете ищут лазейки, чтобы Путину хоть что-то внятно сказать. А как может спрашивать с ответственных лиц глава государства, мы видели накануне, когда Владимир Владимирович искал ответственного за строительство Керченского моста. Вице-премьер Дмитрий Козак от моста грамотно открестился, подставил министра Улюкаева. А тот, в свою очередь, вывел на убой Островского (Александр Островский, руководитель «СГМ-Мост», в прошлом - строитель олимпийских объектов «Мостотреста». - Прим. ред.). Но Островского так и так утопят, это понятно уже сейчас. Вопрос в том, возьмет ли он Улюкаева или Козака с собой.

 

Каким образом государство может делегировать учебному, а скорее даже исследовательскому институту функции, полномочия и обязательства совершенно самостоятельного органа власти? Это колоссальная работа, громадная ответственность.

 

Возвращаясь к Госакадемии, которую до недавнего времени возглавлял Павел Жбанов. Создание там заказчика - это административный, институциональный, правовой нонсенс. Каким образом государство может делегировать учебному, а скорее даже исследовательскому институту функции, полномочия и обязательства совершенно самостоятельного органа власти? Это колоссальная работа, громадная ответственность. У строительного сообщества этот шаг вызывает только оторопь и онемение. Это непонятный шаг с точки зрения организационной, кадровой и общего встраивания в ведомственную вертикаль.

 

Более того, началась вся эта чехарда с реформ вице-премьера Дмитрия Козака, который в середине 2000-х перекроил всю ведомственную структуру правительства, насоздавав какие-то непонятные агентства. И у стройки было свое федеральное агентство - Госстрой. И сейчас они опять вернулись к этим беспорядочным перестановкам. Мы все ждали, когда же министерство вырастет и станет мощным квалифицированным органом. Мы все боролись за создание такого министерства. А из него на почве поразительной некомпетентности выросло невесть что.

 

 

К примеру, я недавно проанализировал министерский материал в части безопасности жилья. Там катастрофа полная - БТИ разгромлено, функционал ГЖИ - тоже. Полномочия и функции технического регулирования - то, что было под Ростехнадзором, тоже непонятны. Практически принята новая редакция 214-ФЗ, от которого застройщики взвыли! И надо всем этим - Министерство строительства. То есть, по идее, государственный заказчик жилищной политики вместо того, чтобы просто быть посредником, работать на стыке интересов общества, бизнеса и государства, работает как ведомство-флюгер, который за 2 года не смог ни сформировать политику, ни, тем более, реализовать те задачи, которые были перед ним поставлены.

 

Отсюда мы видим эти суетливые попытки закрыть просчеты с Единым техзаказчиком на фоне разворованного и разгромленного Центра ценообразования.

 

- Вы полагаете, что у нас нет четкой жилищной политики?

 

- Беда в том, что за скоростью мысли Михаила Меня и темпами штамповки его инициатив стройкомплексу невозможно угнаться ни в жилищной сфере, ни в сфере ЖКХ. Министерство строительства сегодня - это вещь в себе, которая просачивается на рынок в виде новых и новых потрясений.

 

И да, главным недостатком этой суеты я считаю отсутствие серьезной и обсужденной профессиональным сообществом концепции реализации жилищной политики. Я накануне был в аналитическом центре при правительстве, там эти вопросы обсуждались на фоне презентации столичного застройщика «Мортон». Так вот девелопер - как раз при поддержке центра - в открытую провозгласил политику наращивания бетонных гетто, перенаселенных муравейников на ограниченных территориях.

 

Главным недостатком этой суеты я считаю отсутствие серьезной и обсужденной профессиональным сообществом концепции реализации жилищной политики.

 

Они совершенно сознательно заявляют, что именно такая индустриальная застройка решает вопрос обеспечения граждан доступным и, я подчеркну, комфортным жильем. И, представьте себе, «Мортон» удостоился за этот ужасающий проект аплодисментов стоя! И это не что иное, как отражение общего тренда в жилищной политике страны, и изменить ситуацию не в силах не только Минстрой, но и ни один из губернаторов регионов на местах.

 

Тот же глава Краснодарского края в открытую заявляет, что они настроили за последние пару лет столько «квадратов», что продавать их просто некому - нет ни спроса, ни денег у населения. Более того - люди просто «наелись» этими бетонными суррогатами: они понимают, что социальной инфраструктуры, зеленых насаждений можно не ждать. Жизнь превращается в коммунальный ад…

 

Была суетливая попытка упорядочить этот процесс, когда создавался под Плутником институт развития жилищного строительства. Но стоит этот институт на зыбкой почве. Браверман курировал вопросы, связанные с землей вокруг агломераций, ну и накурировал - сегодня мы имеем концентрацию вокруг региональных центров сверхплотной жилой застройки и абсорбируем с периферии людской и экономический потенциал. Это ужасающая политика. Но ликвидировали мы Бравермана, приговорили Семеняку, но и из Плутника пока ничего толкового не выросло.

 

- Почему эти преобразования не приводят к качественным изменениям в отрасли?

 

- Потому что регулятор не берет на себя труд посадить за стол переговоров профессионалов рынка и просто послушать дельные советы, может быть, обсудить вектор развития с Федеральным собранием, подключить профильные комитеты Госдумы, того же Мартина Шаккума или Галину Хованскую. Прежде всего, нужно остановиться и проанализировать: куда мы вообще движемся в плане жилищной политики.

 

- Но со стороны кажется, что в связке «доступное и комфортное жилье» приоритет отдается именно первому требованию. Интерес государства к тому, чтобы обеспечить людей хоть какими-то метрами, оправдывает массовую застройку…

 

- Понятно, что наши строительные «монстры» - Группа ЛСР, ГК «Мортон», «Интеко» и т. д. - живут как рептилии: если начали есть, уже не остановиться. Им надо переваривать граждан, покупающих унылые бетонометры по сумасшедшим ценам. И наши власти считают, что этого монстра надо кормить. Но какой ценой? Нужно им отдать на растерзание весь российский спрос, всю потребность в комфортных условиях проживания? Смотрите, мы заранее закладываем в свою жилищную политику безысходность бетонных гетто. Почему? Чтобы кормить бюджеты муниципалитетов сиюминутными отчислениями от девелоперов. А получив деньги, муниципалам уже все равно, что будет дальше с этими территориями.

 

Эта массовая застройка в перспективе 50 лет будет отмечена колоссальным потреблением энергоресурсов. К слову, нам нужны и новые отношения с ресурсоснабжающими организациями.

 

Я уже не говорю о качестве строительства этого жилья. Стандарты, по которым оно возводится, замерли где-то в середине прошлого века. И ГК СУ-155 Михаила Балакина, яркий представитель этой алчной, безудержной политики некачественной, некомфортной и ненужной будущему застройки, предлагает стране домострой, который уже в 1980 году считался отсталым, но 30 лет люди покупали это жилье. И я выезжал с экспертизой в Павшинскую пойму, в Серпуховский район, где «дочки» СУ, построив дом, сразу банкротятся, чтобы не с кого было спросить. А спрашивать есть за что - я говорил с одним из прорабов СУ-155. Говорил инкогнито, как потенциальный покупатель. Так вот он сообщил по секрету, что утеплительного слоя внутри этих балакинских домов через 5 лет уже не будет.

 

Ну и как не вспомнить о копящемся дефиците в области энергетики. Эта массовая застройка в перспективе 50 лет будет отмечена колоссальным потреблением энергоресурсов. К слову, нам нужны и новые отношения с ресурсоснабжающими организациями. Саму систему ресурсно-ростовщического взаимодействия нужно менять в корне: не секрет, что наши ростовщики, то есть банки, сегодня тесно связаны с ресурсниками. Яркий тому пример - «КЭС-холдинг» Виктора Вексельберга, который держит в финансово-энергетической кабале все Приволжье. Их задача - как можно больше «впарить» гражданам ресурса и кредитов, и очень хочется, чтобы такая политика не стала гробовщиком страны в целом.

 

И особенно печаль одолевает накануне седьмого Созыва Госдумы РФ. А кто бы гипотетически в новом составе федерального парламента мог навести порядок в головах отраслевиков, строителей, проектировщиков, архитекторов и граждан, дать им иную картину российской жилищной политики?

 

- А чем не угодили Русских, Петров и Хинштейн?

 

- Боже упаси, журналисты и землевладельцы не должны формировать жилищную политику! За нее должны быть в ответе территориальные планировщики, урбанисты, люди со стратегическим мышлением. Те, кто может внедрить на русской земле лучшие мировые практики развития агломераций и населенных пунктов в принципе; люди, которые знают, как создавать окружение мегаполисов, территориально сбалансированные новые жилищные социумы. Если Германия с ее плотностью населения может себе позволить жить в малоэтажных домах, почему мы не можем? Ведь это совершенно другой уровень жизни, и наши законодатели и исполнители об этом знают - они создают себе родовые поместья на Алтае, в Горках, в Барвихе, в Новоогарево. Под Петербургом, не сомневаюсь, есть свои малоэтажные концентрации «элит».

 

И таким образом у нас уже много лет существует две России - бетонные коробки для плебса, черни и другая, комфортная малоэтажная страна - для «узкого круга ограниченных лиц». И эта политика жилищного расслоения ведет нас к катастрофе. Ее нужно сворачивать. В частности, путем отказа от создания очередного фетишного института.

 

- И кто, на ваш взгляд, мог бы стать рупором нового подхода к жилищке?

 

- Мы как раз запускаем широкое обсуждение стратегии жилищного развития страны. Мы собираем и выделяем потенциальных соискателей 7-го Созыва - кто из них бы мог на себя публично взвалить ношу по формированию новой жилищной политики страны. И дальше в течение 7-го срока, если наша страна этот период переживет, мы бы через площадку Госдумы смогли создать какое-то новое видение российского жилья. Слава богу, вернулись из Сирии, всех победили, настало время взглянуть на внутренние проблемы страны.



http://ok-inform.ru

Please reload