7 июля 2017 г.

"Реновация" как целевая деградация требований безопасности

Комментариев: 0

Отредактировано: 28 июля 2017 г.

Градостроительные нормы в Москве начали подгонять под закон о реновации. Подписав поправки в закон о статусе столицы, Путин повысил для нее риски техногенных катастроф.

 

«Новые Известия» много писали о том, какими бедами грозит столице новый закон. В том числе это касалось и противопожарной безопасности. Недавний катастрофический пожар в многоэтажном доме в Лондоне лишний раз подтвердил эти опасения. Новые доказательства несостоятельности подписанного президентом РФ закона приводит в своем блоге российский политик Сергей Митрохин:

«Путин подписал закон о «реновации». О том, что этот закон возвращает понятие «колхозная собственность», распространяя его на квартиры (единственное, чем владеет большинство граждан в нашей стране), уже говорили многие.

 

А вот о чем упорно молчали авторы и сторонники закона, так это о нормах строительной безопасности, которые в законе смягчаются и ставятся в зависимость от усмотрения чиновников. Применять в Москве те или иные нормы, установленные законом, они будут на свое усмотрение.

 

Как это выглядит юридически? Вот, например, в закон о пожарной безопасности вносится поправка:

 

«В целях осуществления градостроительной деятельности в условиях стесненной городской застройки федеральные органы государственной власти в сфере пожарной безопасности вправе устанавливать особенности применения отдельных требований пожарной безопасности, либо утверждать отдельные своды правил, содержащие требования пожарной безопасности (за исключением минимально необходимых требований для обеспечения безопасности зданий и сооружений…)».

 

Объясняю доступно, что здесь написано, на конкретном примере. Сейчас закон о пожарной безопасности устанавливает обязательные противопожарные расстояния между зданиями, в том числе, например, пожарные разрывы (проезды). Но это для всей страны. В столице же – «стесненная застройка». Что это такое – не объясняется, но раз она такая, то к ней применяются только «минимально необходимые» требования.

Поскольку перечень их не приведен, то нет основания причислять к таковым оборудование пожарных проездов. Значит, на них при строительстве можно сэкономить пространство. Построить больше квартир, пусть и ценой повышения риска сгореть для их будущих обитателей.

 

Раз застройка «стесненная», то деваться уже некуда. Противопожарные расстояния все равно похерены, так что соблюдать их нет никакого смысла.

 

Смягчение пожарных норм для Москвы происходило на фоне жутких известий и кадров из других мегаполисов мира. Интересно, а в Лондоне застройка «стесненная»?

 

И вот таких норм, на которых можно сэкономить не только пространство, но также время и деньги – сотни, если не тысячи, в действующих законах, если учесть еще их приложения. Ведь поправки вносятся в закон не только о пожарной безопасности, но также технической и санитарно-эпидемиологической.

Только что Роспотребнадзор изменил СанПиНы, определяющие нормы солнечной освещенности для детских площадок. Изменения предусматривают сокращение времени инсоляции с 3 до 2,5 часов.

 

Но кто сказал, что 2,5 часа – минимально необходимо? Зачем деткам вообще солнце на площадках? И без него обойдутся. Не помрут же они, если все время в тени играть будут. Значит, норма не сильно необходимая! Можем построить еще больше квартир.

 

В законе о технической безопасности много норм, предъявляемых к качеству проектирования и строительных материалов, устойчивости от разных видов разрушений, включая образование трещин, к расстоянию новых домов от старых объектов, ЛЭП и источников ионизирующего облучения и много чего еще. Все это, в сущности, мешает строить много и быстро, решая проблему «реновации».

Вот мне интересно, понимает ли Путин, что, подписав «реновацию», он взял на себя ответственность за ЛЮБУЮ техногенную катастрофу, которая с этого момента может произойти в Москве? Понимают ли ВСЕ думские партии, проголосовавшие в трех чтениях за этот закон, насколько он в буквальном смысле огнеопасен?

 

А ведь это уже будет не сокращение числа «солнечных зайчиков» в песочнице для детишек, а, весьма возможно, их смерть, в том числе и в огне.

Происхождение президента из органов госбезопасности кого-то могло порадовать тем, что при всех его минусах, по крайней мере, хоть с безопасностью-то все будет в порядке. Это была ошибка. На нашу безопасность ему наплевать не в меньшей степени, чем на нашу собственность и свободу».

Новые Известия

Самые новые посты
  • Визуализация нового здания, которое, по информации Архнадзора, запланировано к строительству на месте дома купца Булошникова, для чего необходима корректировка ПЗЗ. Публичные слушания проходят в связи с внесением изменений в ПЗЗ города Москвы. Земельный участок, выделенный для здания 17 по Большой Никитской улице (дом купца Булошникова, построен в конце 1820-х годов) выделяется в отдельную территориальную зону с новым градостроительным регламентом: - вид разрешенного использования - размещение жилых домов и сопутствующей инфраструктуры; - максимальная плотность застройки - 73,3 тыс квм/га; - максимальная высота застройки - 32 м; - максимальный процент застроенности - не устанавливается; Из опубликованных Еленой Ткач документов следует, что данные изменения были согласованы на градостроительно-земельной комиссии под председательством С.С. Собянина 15 ноября 2018 года в интересах ООО "Мэйнэстейт". По данным базы "Спарк", компания зарегистрирована в 2016 году, генеральный директор Андрей Маталыга. Основной вид деятельности - покупка и продажа собственного недвижимого имущества. Необходимость в изменении ПЗЗ, очевидно, связана с планами компании осуществить снос исторического здания и строительство на его месте элитного жилья (в прошлом году ООО "Мэйнэстейт" осуществило снос усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной).
  • Визуализация нового здания, которое, по информации Архнадзора, запланировано к строительству на месте дома купца Булошникова, для чего необходима корректировка ПЗЗ. Публичные слушания проходят в связи с внесением изменений в ПЗЗ города Москвы. Земельный участок, выделенный для здания 17 по Большой Никитской улице (дом купца Булошникова, построен в конце 1820-х годов) выделяется в отдельную территориальную зону с новым градостроительным регламентом: - вид разрешенного использования - размещение жилых домов и сопутствующей инфраструктуры; - максимальная плотность застройки - 73,3 тыс квм/га; - максимальная высота застройки - 32 м; - максимальный процент застроенности - не устанавливается; Из опубликованных Еленой Ткач документов следует, что данные изменения были согласованы на градостроительно-земельной комиссии под председательством С.С. Собянина 15 ноября 2018 года в интересах ООО "Мэйнэстейт". По данным базы "Спарк", компания зарегистрирована в 2016 году, генеральный директор Андрей Маталыга. Основной вид деятельности - покупка и продажа собственного недвижимого имущества. Необходимость в изменении ПЗЗ, очевидно, связана с планами компании осуществить снос исторического здания и строительство на его месте элитного жилья (в прошлом году ООО "Мэйнэстейт" осуществило снос усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной).
  • В Москве набирает обороты так называемая программа реновации. Составлен огромный перечень домов, которые должны пойти под снос. В большинстве районов уже выбраны площадки для строительства «стартовых» домов, и кое-где под них уже копают котлованы. Кроме того, в самое ближайшее время по всему городу начнутся публичные слушания по проектам сноса и застройки. Но, к сожалению, в этой программе действительно очень многое «не так» . Начнём с того, что «реновация» — это не социальная программа. Это коммерческая программа, которую нам довольно неуклюже пытаются выдать за социальную. Она с самого начала была придумана не ради нашего блага, а ради блага тех строительных компаний, которые будут ломать одни дома и строить на их месте другие. Для них это очень выгодный бизнес. И, конечно, компании хотят построить свои дома как можно выше и плотнее. Потому что все «лишние» квартиры в этих домах (не занятые переселенцами) они будут продавать на рынке жилья. И чем больше они сделают таких квартир, тем больше прибыли они получат. И ещё они хотят, чтобы строительство обходилось им как можно дешевле. Но для нас это означает, что они будут строить кварталы-муравейники стометровой высоты, огромной плотности и низкого качества. Такие кварталы уже есть в разных районах, особенно на окраинах Москвы. И особенно много их в ближнем Подмосковье. Там шумно, тесно, очень много машин и очень мало деревьев. А дворов в привычном понимании там часто не бывает совсем: выходя из дома, вы сразу попадаете на улицу. И изучая проекты «реновации», мы видим в них те же самые муравейники. Только теперь они уже натыканы по всему району, занимают бóльшую часть его территории и стоят вплотную к домам. Они стоят не только на месте сносимых пятиэтажек, но также на месте дворов, скверов и детских площадок. В общем, когда мэрия говорит людям, что будет переселять их «в тот же самый район», она молчит о том, что на самом деле никаких «тех же самых районов» не останется вообще. От них останутся только названия, а сами районы полностью изменятся. Плотность населения увеличится втрое. Перед окнами вырастут башни высотой в 30 этажей. Мы будем жить как селёдки в бочке, стоять в бесконечных пробках и дышать выхлопными газами. Вдобавок к этому, «реновация» означает, что мы много лет подряд будем жить посреди огромной стройки. И когда стройка будет заканчиваться в одном месте, она сразу же будет начинаться в другом. Ещё мы видим людей, которых сейчас переселяют по этой программе. И эти люди, как правило, недовольны своим новым жильём. Во-первых, новые квартиры оказались по площади почти такими же, как и старые. Количество комнат осталось прежним, размер комнат остался прежним, немного увеличились только коридор и кухня. Во многих квартирах нет балкона. Во многих квартирах стоит укороченная ванна, потому что ванна стандартной длины там не помещается. Во многих квартирах совмещённый санузел (а напомним, что нам когда-то обещали аж по два туалета в квартире). Комнаты зачастую оказываются какой-то причудливой, неудобной формы. Во-вторых, люди жалуются на низкое качество самих домов: розетки выпадают из стен, дверные косяки перекошены, штукатурка отваливается, звукоизоляция никуда не годится. Но если люди пытаются отказаться от этих квартир, то власти им говорят: «А куда вы денетесь? Другого жилья для вас нет, а ваш старый дом мы в любом случае будем сносить. Поэтому берите то, что есть». Впрочем, власти тут же добавляют, что при желании мы можем докупить дополнительную площадь за деньги, и даже с небольшой скидкой. Но люди, которые решились на такую докупку, говорят, что это настоящий грабёж, и никакая скидка здесь не помогает. В общем, по сравнению с программой Лужкова всё стало гораздо хуже. И это объясняется именно тем, что «реновацию» придумали не для нас, а для строителей. И когда Дума с подачи Собянина принимала свой «Закон о реновации», она именно это и имела в виду. Поэтому в законе написаны такие вещи, от которых волосы дыбом встают. Например, там написано, что при строительстве новых домов можно отступать от экологических, санитарных и пожарных норм. Это значит, что такие дома могут строиться вплотную к большой дороге, или не получать солнечного света, или стоять на бывшей свалке, или стоять так близко друг к другу, что при пожаре они будут загораться один от другого. «Закон о реновации» всё это разрешает. Ещё там написано, что новые квартиры могут быть такими же, как и старые, по количеству комнат и жилой площади. Они только должны быть больше старых по нежилой площади — но насколько больше, там не сказано. Поэтому прибавление даже одного квадратного метра будет считаться вполне допустимым. В законе это называется «замена равнозначным жильём». А на практике всё это выливается в те самые дома, от которых люди безуспешно пытаются отказаться. Кроме «равнозначного жилья», по этому закону нам ещё могут предлагать «равноценное жильё» или денежную компенсацию. Но дело в том, что и «равноценность», и размер компенсации мэрия будет определять сама. А мы знаем, как мэрия умеет играть с оценкой недвижимости. Когда она хочет взять у нас побольше налогов, она говорит, что наше имущество стоит дорого. А когда она хочет отобрать у нас это имущество, она говорит, что оно стоит дёшево. Поэтому доверять ей в этом деле никак нельзя. Городские чиновники часто говорят, что, мол, «город должен развиваться». Но это просто слова, не имеющие никакого определённого смысла. Развиваться ведь можно по-разному. Можно уплотнять город до бесконечности, втискивать в него всё новых и новых людей, и называть это развитием. Но такое «развитие» нам совсем не нужно. Ещё они говорят, что при голосовании в МФЦ и в интернете москвичи сами поддержали «реновацию». Но это тоже ложь. Во-первых, во время голосования мы об этой программе ничего толком не знали. Нам не показывали никаких проектов, ни одного человека ещё не переселили, ни одного дома не построили. Более того — даже «Закон о реновации» на тот момент ещё не был принят. Нас только забрасывали агитационными брошюрами, в которых нам сулили золотые горы. То есть они предложили нам сначала «вслепую» проголосовать за переселение, и только потом узнать, по каким правилам оно будет происходить. А во-вторых, голосование касалось только сноса. И проходило оно только в тех домах, которые могли попадать под снос. А по поводу застройки никакого голосования не было. Хотя главной целью этой программы является именно застройка. Причём, в отличие от сноса, она затрагивает не только переселенцев, а всех жителей района. Вот и надо было спрашивать у всех жителей: хотим ли мы, чтобы наш район заполнялся муравейниками, или не хотим. Но мэрия этого не сделала. Поэтому результаты такого голосования ни о какой «всеобщей поддержке» говорить не могут. Что же нам делать? Нас ожидают нелёгкие времена, и мы должны быть готовы к ним. Если ваш дом попал в перечень на снос, то подумайте ещё раз: может быть, вам стоит сохранить его и вывести из этого перечня? Это можно сделать, если провести в доме общее собрание собственников. Такая процедура технически довольно проста: главное — договориться между собой. Обратите внимание, что панельные пятиэтажки были, как правило, рассчитаны на сто лет службы, а кирпичные — на 150 лет. И когда в мэрии нам говорят, что эти дома строились на 25 лет, нам просто лгут. В Москве действительно были дома, рассчитанные на 25 лет; но это были совсем другие дома, и сейчас они почти все уже снесены по программе Лужкова. Если же вашему дому снос не угрожает, то вам (как и всем нам), тем не менее, придётся отбиваться от уплотнительной застройки. Для этого надо внимательно следить за событиями в районе, и особенно за публичными слушаниями. Изучайте проекты, которые выносятся на слушания. Причём именно сами проекты, а не те брошюры, в которых они рекламируются. Приходите на эти слушания, выступайте на них, пишите отзывы. Это не гарантирует успеха, но даёт шансы на него. Вообще, любая активность — публичные слушания, митинги, сборы подписей — повышают вероятность того, что мы сумеем отбиться. У нас как-то принято думать, что участвовать в таких делах «несолидно». Но на самом деле несолидно будет, если мы позволим чиновникам и строителям испоганить Москву. Несолидно будет, если нам придётся жить в муравейниках или в непосредственной близости от них. А бороться за наш город, за наши районы, за нашу нормальную жизнь — это как раз очень солидно. Александр Эйсман, московское общественное движение «Наш дом»

©   Индустрия Сервейинг - комплексное управление жилой недвижимостью и коммунальной инфраструктурой -

правовые, технологические, финансово-экономические решения

(NP effective property management "Industry Survey")

  • Индустрия Сервейинг на ФБ
  • Индустрия Сервейинг
  • https://vk.com/industserv

©  2009 - 2019  Индустрия Сервейинг,  НП ЭУН