15 авг. 2017 г.

Авторы и штрейкбрехеры "реновации"

Комментариев: 0

Отредактировано: 17 авг. 2017 г.

Московская администрация планировала массовую программу сноса три года, а потом решила сделать ее политическим проектом.

 

Расследование.

 

Программа реновации, в рамках которой московские власти собираются снести несколько тысяч домов и переселить их жителей в новые квартиры, появилась в публичном поле и федеральных СМИ в феврале 2017 года, когда мэр Москвы Сергей Собянин рассказал о своих намерениях президенту России Владимиру Путину. На самом деле, как выяснил спецкор «Медузы» Иван Голунов, новая программа сноса планировалась с 2014-го (вплоть до конкретных микрорайонов, жителей которых будут переселять), а ее конкретные очертания были представлены Собянину почти год назад, в августе — сентябре 2016-го. Превратить реновацию в политический проект с голосованием за снос и большой медиакампанией придумала вице-мэр Анастасия Ракова — именно поэтому зимой 2017 года Собянин и его заместители сделали вид, что запускают программу сноса из-за инициативы снизу.

 

«Когда же будут сносить пятиэтажки?»

 

Этот вопрос автор романа «Духless» и будущий главный редактор журнала Esquire Сергей Минаев задал мэру Москвы Сергею Собянину 28 августа 2016 года, когда тот проводил прямую линию с пользователями «ВКонтакте». Минаева конкретно интересовали районы Зюзино и Царицыно: по его словам, там давно не проводился капитальный ремонт и «прогнили все трубы». В ответ на это Собянин сообщил, что пятиэтажки включат либо в программу капремонта, либо «в программу реновации жилой застройки».

 

Именно тогда мэр впервые публично употребил слово «реновация».

 

Незадолго до этого интервью, в том же августе 2016 года, чиновники строительного комплекса Москвы представляли Собянину проект реновации районов пятиэтажной застройки. (Этот факт подтверждают два источника в строительном комплексе и сотрудник аппарата мэрии.) Подробнее о нем уже в начале сентября рассказал Андрей Валуй, тогда — начальник управления жилищного и гражданского строительства в московском департаменте градостроительной политики. Выступая на Всероссийском совещании по развитию жилищного строительства, чиновник упомянул, что ведомство разрабатывает программу «реновации так называемых несносимых серий» хрущевок. Снести предполагалось 24,5 миллиона квадратных метров жилья — а начаться этот процесс должен был в 2018 году.

 

 

«Основная проблема — увязать программу реновации с программой капитального ремонта домов, чтобы не ремонтировать дома, которые попадут под снос», — пояснял Валуй, продолжая линию своего начальника, который, общаясь с пользователями «ВКонтакте», отметил, что пятиэтажки лучше не ремонтировать, а «сносить и строить на их месте нормальное жилье». Мэр также отмечал, что главное препятствие на этом пути — «пять процентов» жильцов, не согласных с такой точкой зрения; а самым эффективным методом реализации подобных замыслов является новый федеральный закон — и «такое поручение было дано правительству».

Программа сноса, начатая в Москве в 1996 году при мэре Юрии Лужкове, должна завершиться к началу 2018-го — всего в нее вошли 1722 пятиэтажки первых серий, из которых сейчас осталось снести 51. Как выяснила «Медуза», новая программа начала готовиться еще в середине 2014-го, а к августу 2016-го обрела и окончательные очертания, и имя — в этот период назвать ее решили «программой реновации». Однако через полгода после этого, в феврале 2017-го, Сергей Собянин до последнего момента делал вид, что таких планов у правительства Москвы не существовало — и город просто собирается пойти навстречу гражданам.

 

Никто, кроме нас

 

7 февраля 2017-го в здании московского кинотеатра «Одесса» открылсяежегодный съезд Совета муниципальных образований, на котором собрались муниципальные депутаты из всех районов Москвы. Сергей Собянин почти пять лет не посещал подобные съезды, но в этот раз приехал туда с отчетом о работе мэрии, а после выступления предложил депутатам задать вопросы.

 

Мэр дежурно рассказывал, будут ли в рамках капитального ремонта менять обычные окна на пластиковые или включат ли в программу благоустройства площадь Гагарина, когда из зала начал без микрофона кричать депутат Бабушкинского района Алексей Лисовенко. Он заявил, что коллеги поручили ему выступить по вопросам капремонта, — и уточнил, что ремонт проходит с большими трудностями. Например, рассказывал Лисовенко, чтобы заменить в пятиэтажках батареи и канализацию, нужно разбирать стены, температура в квартирах не отвечает нормативным требованиям, а балконы починке не подлежат вовсе — в общем, даже после капремонта комфортной жизнь в таких домах не назвать. Закончил депутат просьбой «принять комплекс мер для решения данного вопроса».

 

 

Ответил мэр коротко и абстрактно, признав вопрос «очень сложным, проблемным». «Мы будем стараться все эти нюансы учитывать при разработке проектной документации по капитальному ремонту пятиэтажек, — пообещал Собянин. — Но, как вы понимаете, это объективная данность, не так просто эти проблемы решить».

 

Еще через несколько минут Лисовенко поддержал глава муниципального округа «Пресненский» Петр Петров, сообщив, что панельные дома отслужили свой срок и начали рушиться, а жителей нужно отселять. «Посоветовавшись, мы обращаемся к вам: возможна ли разработка новой программы по сносу? Это было бы очень нужно и полезно, — заявил Петров. — В воздушно-десантных войсках есть такой девиз „Никто, кроме нас“. Я считаю, что сегодняшнее правительство [Москвы] во главе с вами… Действительно никто, кроме вас, это сделать не сможет. А это нужное дело».

 

Ответить на эту просьбу Собянин пригласил своего заместителя — очень кстати оказавшегося на том же заседании главу городского стройкомплекса Марата Хуснуллина (обычно он на подобные съезды не ездит). «Марат Шакирзянович шестой год занимается программой сноса пятиэтажек, — отметил Собянин. — По той программе мы испытываем огромные трудности, а то, что коллеги предлагают сейчас, это более грандиозная программа». Хуснуллин согласился с начальником, добавив, что площадок для новостроек мало, жители из старых домов уезжать не хотят и вообще — на такую затею нужно очень много денег. «В сегодняшних условиях эта программа не реализуемая, — резюмировал чиновник. — Она требует каких-то таких очень неординарных решений».

 

Вскоре Собянин сообщил, что у него есть еще 20 минут свободного времени, которые мэр готов потратить на дополнительные вопросы, — однако депутаты заявили, что предпочтут разговору групповую фотосессию с главой города. Уже через два часа на многих сайтах столичных управ и районных газет появилась новость под заголовком «Муниципальные депутаты предлагают продолжить программу сноса ветхих пятиэтажек», которая попала в топ «Яндекса». Еще через три часа на телеканалах «Москва-24» и «Россия» вышли репортажи, в которых жители нескольких пятиэтажек жаловались на условия жизни и поддерживали инициативу по сносу.

 

На сайте самого стройкомплекса Москвы новость об инициативе Лисовенко и Петрова была опубликована за 40 минут до начала съезда.

 

 

Автор смелого предложения Лисовенко стал широко известен в 2014 году, когда подал в суд за клевету на оппозиционера Алексея Навального (политик назвал Лисовенко «депутатом-наркоманом» в ответ на обвинения, что Навальный пользуется интернетом под домашним арестом) — и выиграл дело. Вскоре после этого Лисовенко был назначен заместителем руководителя московского горисполкома «Единой России», а в 2016-м возглавил Центр молодежного парламентаризма — государственное бюджетное учреждение, которому, в частности, принадлежит кинотеатр «Одесса», где проходил съезд Совета муниципальных образований (курирует деятельность центра вице-мэр Анастасия Ракова). Центр молодежного парламентаризма, в частности, является заказчиком проекта «Движок», в котором должны участвовать все члены московских молодежных парламентов. В рамках «Движка» они выполняют различные задания, за которые получают баллы и могут попадать в кадровый резерв мэрии. Например, участники «Движка» проводят дебаты, поздравляют ветеранов войны — или размещают в соцсетях посты в поддержку действий власти: в апреле — мае 2017-го «Движок» уличили в организации массовой поддержки программы реновации в интернете.

 

Неподъемная задачка

 

Через два дня после съезда, 9 февраля, состоялось заседание комиссии по вопросам ЖКХ Общественной палаты Москвы, на котором выступил с отчетом о работе за 2016 год глава Фонда капитального ремонта Москвы Артур Кескинов. Выслушав его речь, глава комиссии и директор проекта «Единой России» «Школа грамотного потребителя» Александр Козлов счел нужным заявить, что многие пятиэтажки не были рассчитаны на проведение капремонта и строились на ограниченный период — а поэтому их нужно не ремонтировать, а сносить.

 

 

Инициативу единоросса поддержали руководитель сектора жилой застройки Института экономики города Ирина Генцлер и другие участники заседания. Так, главный инженер «МосжилНИИпроекта» Константин Сухов назвал хрущевки «миной замедленного действия», а профессор МАрХИ Юрий Табунщиков сообщил, что хрущевки «обладают низкой экологической безопасностью».

 

Кескинов, однако, не внял доводам общественности. «Кто-нибудь из вас задумывался, о каком количестве домов идет речь? — патетично спросил глава Фонда капремонта. — Мы последние 16 лет никак не можем снести шесть миллионов [квадратных метров хрущевок], а здесь их 25–27 [миллионов] квадратных метров. Не надо самим себя обманывать. Это задачка такая неподъемная». Материалы, вышедшие в московских СМИ об этой дискуссии, снова попали в топ новостей «Яндекса».

 

 

Александр Козлов кроме прочих организаций возглавляет АНО «Центр развития профквалификации в сфере ЖКХ». Один из совладельцев центра Роман Иванов в апреле 2017 года выступил соучредителем «Фонда содействия реновации» — частной компании, название которой полностью совпадает с названием государственной организации из закона о реновации. Чем займется частный фонд, доподлинно неизвестно; его представители заявляли, что будут бесплатно помогать переселенцам переносить вещи и «обустраиваться на новом месте». До своего переезда в Москву Козлов возглавлял в Волгограде управляющие компании, которые, по сообщениям местных СМИ, одними из первых в России начали привлекать коллекторов, чтобы выбивать из должников квартплату.

 

Другие сторонники сноса, выступавшие на заседании Общественной палаты, также связаны с московским правительством. Профессор Табунщиков входитв научно-технический совет городского стройкомплекса; «МосжилНИИпроект», где работает инженер Сухов, принадлежит городу. А Институт экономики города, который представляла Ирина Генцлер, в ноябре 2016 года получил от Департамента градостроительной политики Москвы 25 миллионов на подготовку предложений по совершенствованию федеральных законов «в области проектно-сметной документации». «Медузе» не удалось выяснить, были ли эти предложения связаны с законом о реновации.

 

Печальное зрелище

 

13 февраля, сразу после выходных, в Мосгордуме состоялось внеочередное заседание городской парламентской комиссии по делам ЖКХ, на которое были приглашены представители стройкомплекса Москвы.

 

Его фабула была похожа на предыдущие собрания. Сначала глава комиссии Степан Орлов заявил, что депутаты получают массу жалоб от москвичей на состояние пятиэтажек; потом его коллега, главврач поликлиники № 220 Вера Шастина, добавила, что большинство людей в хрущевках живут «в состоянии постоянного стресса», которое вызывает у них различные острые и хронические заболевания. Поддержали депутатов и мелкие чиновники, связанные со стройкомплексом, сообщив, что дома сносимых и несносимых серий одинаково плохого качества и их реконструкция не имеет смысла.

 

Как и на предыдущих мероприятиях, им возразило начальство: заместитель главы департамента градостроительной политики Надежда Караванова сообщила, что за квартиры несут ответственность их собственники (то есть жильцы пятиэтажек), а «государство может подключаться к данному вопросу только в том случае, если дом признан аварийным или ветхим». Поддержал ее и начальник управления жилищного и гражданского строительства в московском департаменте градостроительной политики Андрей Валуй, за полгода до того рассказывающий федеральным чиновникам о разработке программы реновации; теперь он заявил, что на такой проект у Москвы нет ресурсов.

 

По итогам заседания депутаты Мосгордумы направили письмо Сергею Собянину с просьбой продлить программу сноса пятиэтажек. Об этом снова написали все городские СМИ и сайты управ районов, а сама новость снова попала в топ «Яндекса».

Еще через три дня, 16 февраля, на очередном заседании Общественной палаты Москвы против капремонта и за снос, ссылаясь на мнение экспертов, агитировали новые публичные фигуры — глава палаты и владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков и главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов (они нередко поддерживают инициативы московских властей). Отвечал им на сей раз глава департамента градостроительной политики Сергей Лёвкин, который снова заявил, что проект вряд ли возможен, потому что сейчас большая часть бюджета уходит на строительство транспортной инфраструктуры.

 

21 февраля Сергей Собянин принес на давно запланированную встречу с президентом России Владимиром Путиным фотографии ветхих пятиэтажек — и пересказал все аргументы, которые в последние десять дней высказывали его подчиненным на различных заседаниях сторонники сноса. Вспомнил мэр и максимальный срок службы хрущевок, и проблемы с балконами, и проблемы с батареями. «Печальное зрелище», — подытожил Собянин. И вопреки тому, что говорил он сам еще 12 дней назад, заявил, что с точки зрения финансов город может позволить себе новую программу сноса. Не хватает только нормативного регулирования — специального закона, который позволил бы ее запустить.

«На сегодняшний день имеем массовые обращения [по поводу сноса] и самих жителей, и муниципальных депутатов, и ассоциаций депутатов, и Общественной палаты Москвы, — сообщил Собянин президенту. — Мы имеем основания говорить, что это народный проект».

 

 

"Хорошо, — ответил Владимир Путин. — Давайте сделаем».

 

Те же и «Развитие города»

 

«Мы вплотную занимаемся анализом градостроительного потенциала реновируемых территорий», — говорил глава частного научно-практического центра «Развитие города» Илья Киевский в интервью журналу «Столичный стиль» еще в 2015 году (журнал принадлежит бывшему главе пресс-службы столичного стройкомплекса Игорю Каневскому). И добавлял: «Старение жилого фонда не решить одним капитальным ремонтом».

 

«Развитие города», ежегодно получающее за разнообразную аналитическую работу более 120 миллионов рублей от подразделений московского стройкомплекса, занималось программой реновации с 2014 года — именно их исследования в итоге легли в основу предложений московских властей. Сотрудники центра публиковали в научных журналах статьи, связанные с массовым переселением жителей пятиэтажек (например, «Моделирование процессов волнового переселения жителей из пятиэтажного жилого фонда в новостройки», «Методологические аспекты организации „волнового“ переселения в районах комплексной реконструкции»). Одну из них — опубликованное в 2016 году в журнале «Градостроительство и архитектура» исследование, посвященное пятилетию реализации программы «Жилище» и «планам на 2016–2018 годы», — Киевский написал в соавторстве с тем же Андреем Валуем, курировавшим разработку программы реновации.

 

Илья Киевский за работой, 17 сентября 2016 года

 

В последние несколько лет по заказу мэрии компания готовила «предложения для формирования адресных программ развития застроенных территорий» по отдельным микрорайонам почти во всех административных округах Москвы. Согласно заключенным контрактам (имеются в распоряжении), сотрудники НПЦ составляли перечни объектов на снос, предлагали, где можно разместить новые дома, разрабатывали материалы для информирования жителей и определяли очередность переселения. В течение трех лет такие предложения были составлены по 41 микрорайону, застроенному хрущевками «несносимых серий». В мае 2017 года на голосование по программе реновации были выставлены дома во всех этих микрорайонах, кроме одного (51-го микрорайона в районе Сокол). Во всех случаях голосование закончилось положительным решением жителей.

 

Тогда же, в мае 2017-го, департамент градостроительной политики объявилконкурс, победитель которого должен был до 24 июля разработать «проект программы реновации жилищного фонда в городе Москве» и обеспечить ее аналитическое сопровождение. Техническое задание для тендера, согласно метаданным файла, было составлено сотрудником «Развития города» Александром Тихомировым. Эта же компания стала победителем конкурса, согласившись выполнить работы за 47,5 миллиона рублей.

 

Когда москвичи начали протестовать против сноса домов, глава «Развития города» комментировал их в СМИ как независимый эксперт. «Сегодня мы активно благоустраиваем центр, это очень большая и важная задача, — рассуждал Киевский. — Но люди после работы приезжают в свои пятиэтажки, а жизнь в них не очень-то радужная».

 

Соавтор Киевского Андрей Валуй, в 2010–2017 годах работавший начальником управления жилищного и гражданского строительства Департамента градостроительной политики Москвы, курировал будущую реновацию с самого начала. Об этом рассказали представители двух строительных компаний, работающих на московских подрядах, а также источник в столичном стройкомплексе.

 

Вскоре после февральской встречи Собянина с Путиным 37-летнего Валуя повысили — он стал замглавы Департамента градостроительной политики Москвы; в новой должности в его полномочия входит «контроль за реализацией программы реновации жилищного фонда». Источники называют Валуя одним из главных кандидатов на пост главы Фонда реновации жилого фонда Москвы, распоряжение о создании которого Сергей Собянин подписал 8 августа. В пресс-службе стройкомплекса Москвы не ответили на вопросы, связанные с подготовкой программы реновации.

 

Место в истории

 

Как говорят собеседники «Медузы» в мэрии, изначально о старте новой программы по сносу планировалось объявить в конце 2017 года — как раз когда должна была закончиться предыдущая, начатая Юрием Лужковым в 1996-м и растянувшаяся на 21 год вместо предполагавшихся десяти лет. Однако после того, как осенью 2016 года мэру представили основные параметры программы реновации, все изменилось — она превратилась из строительного проекта в политический.

 

Чиновники московской мэрии шутят, что фактически автором программы реновации в нынешнем виде является вице-мэр Москвы Анастасия Ракова, отвечающая за внутреннюю политику. Она решила, что массовое переселение жителей в новостройки может стать флагманским проектом команды Собянина, благодаря которому мэр оставит след в истории как человек, перестроивший Москву. Об этом рассказали несколько источников в стройкомплексе столицы и один из участников заседаний штаба мэра Москвы по реновации; подтвердил эту информацию сотрудник аппарата мэра — его возглавляет Ракова. Именно поэтому старт программы перенесли на более ранние сроки: чтобы к выборам мэра, которые пройдут в 2018 году, уже были видны первые результаты, а провластные кандидаты в муниципальные депутаты, в свою очередь, могли использовать снос и переселение как поводы для пиар-активности.

«[Ракова] была убеждена, что противников программы не будет, потому что люди получат более дорогие квартиры в новых комфортных домах», — рассказывает источник в стройкомплексе Москвы. Голосование в поддержку сноса должно было стать своеобразным референдумом перед выборами мэра. Новые монолитные дома для переселенцев должны были закрепить в народе выражение «собянинки». (Эти же доводы в пользу реновации приводили в разговоре с корреспондентом «Медузы» подчиненные Раковой — еще в марте 2017 года.) Кроме прочего, голосование по вопросам сноса, по замыслу Раковой, должно было привлечь новых пользователей к сервису «Активный гражданин» — одному из любимых проектов вице-мэра. Пресс-служба мэрии Москвы не ответила на вопросы о роли Раковой в программе реновации.

 

При этом глава городского стройкомплекса Марат Хуснуллин выступал против идеи с проведением голосования, предполагая, что она излишне обнадежит москвичей. «Он считал, что реализация программы займет 15–20 лет, — поясняет один из подчиненных вице-мэра, присутствовавший на обсуждениях реновации. — Жители хрущевок поддержат программу и тут же соберут чемоданы, ожидая скорого переезда. Это может вызывать нервозность: мы поддержали, почему нас не переселяют?».

 

https://yandex.ru/legal/maps_termsofuse/

 

Красным цветом на Яндекс.карте отмечены районы, проекты реновации которых готовились в 2013 году. Синим — в 2014-м; желтым — в 2015-м; зеленым — в 2016-м. Во всплывающих окнах указано, что происходит с этими кварталами сейчас. Аббревиатура ГПЗУ расшифровывается как «генеральный план земельного участка».

 

Мэр — разрушитель, и это радует

 

У первой массовой кампании по сносу хрущевок также была политическая составляющая — и она тоже начиналась в преддверии выборов мэра, хотя начали говорить о проблеме ветхих пятиэтажек еще в конце 1980-х (тогда в журнале «Наука и жизнь» опубликовали материал о том, как в ГДР панельные дома реконструировали, не отселяя жителей).

 

 

Катализатором большого проекта отчасти стал Виктор Черномырдин. В 1992 году бывший глава «Газпрома» был назначен премьер-министром России; он попросил мэра Москвы Юрия Лужкова ускорить снос неприглядных пятиэтажек на улице Наметкина на Юго-Западе Москвы, которая вела к будущей штаб-квартире газовой монополии. Тогда же был построен первый дом для переселенцев — аккурат напротив головного офиса «Газпрома», — однако на то, чтобы разработать полноценную программу сноса, ушло еще три года; до тех пор в стоявшие пустыми старые пятиэтажки поселили беженцев из Баку (позже их переселили в Солнцево, а теперь выгоняют и оттуда).

 

Осенью 1995 года президент России Борис Ельцин отправил Лужкову письмо, в котором порекомендовал ускорить снос, показав на примере Москвы, что подобные масштабные проблемы по силам демократической власти. 9 марта 1996-го, за три месяца до первых выборов мэра города, Лужков под звуки песни «Подмосковные вечера» забрался в кабину автокрана, подергав рычаги, привел механизм в движение и снял плиту с крыши отселенной пятиэтажки на Кастанаевской улице в районе Фили-Давыдково, тем самым дав старт программе сноса, в которую должны были войти более пяти тысяч домов. В репортаже газеты «Труд» сообщалось, что мэр — «разрушитель, и это радует», а жители дома рассказывали журналистам, что в последние годы провисающие потолки в квартирах приходилось подпирать бревнами.

 

 

Сносом первых пятиэтажек в Черемушках руководил тогдашний префект Юго-Западного округа Москвы Петр Аксенов, который сейчас работает первым замглавы Департамента строительства Москвы. В первом снесенном квартале дети Аксенова построили бизнес-центр «Виктория» и владеют несколькими объектами торговой недвижимости. На подрядах лужковской программы сноса и переселения вообще выросли многие строительные компании, хотя были у нее и свои проблемы: так, застройщиков из ППСКК ТЭЦ 25 осенью 1997 года отстранили от участия в программе — после того, как новый дом, построенный ими на Мичуринском проспекте, обрушился.

 

Новая программа реновации, по словам вице-мэра Хуснуллина, будет реализовываться полностью за счет городского бюджета — при этом строить дома будут частные компании. На подготовительный период выделят 300 миллиардов рублей, затем город будет тратить на строительство 100 миллиардов ежегодно. Первая сумма, в частности, должна уйти на то, чтобы выкупить землю под стартовые площадки.

 

Одним из таких участков может стать территория автобазы ГБУ «Ритуал» в Зюзино — во всяком случае, ее предлагалось использовать для строительства новых домов в марте 2017 года на заседании штаба по реализации программы реновации. При этом в 2016-м государство продало автобазу частной компании «Объединенная автобаза». Ее конечными бенефициарами являются фирма, владеющая несколькими бизнес-центрами на Кутузовском проспекте и Рублевке, а также кипрский офшор Santerna Holdings, ведущий бизнес с женой президента Татарстана Гульсиной Миннихановой (офшор выкупил у нее 49% казанского спа-салона за 2,2 миллиарда рублей).

 

Реновация в Верхних Лихоборах

 

Первое переселение жителей пятиэтажек в новый дом в мэрии планируют приурочить к празднованию 870-летия Москвы — и провести в конце августа. По словам источника «Медузы» в строительном комплексе правительства Москвы, реновация официально начнется с района Бескудниково, где практически единогласно поддержали соответствующую программу: самый низкий результат голосования в 37 участвовавших в нем домах — 91% за снос. О том, что Бескудниково может стать пионером реновации, упоминал в мае 2017 года в разговоре с РИА «Новости» и вице-мэр Хуснуллин.

 

По словам двух источников, которые 14 августа подтвердил глава департамента строительства Андрей Бочкарев, жителям предложат переехать в готовый дом на Дмитровском шоссе, 68. Это первый дом в комплексе «Мой адрес. Бескудниково-2», который строится на деньги городского бюджета на месте пятиэтажек, снесенных в 2013 году в рамках лужковской программы. Монолитный дом переменной этажности на 131 квартиру находится в нескольких сотнях метров от станции метро «Верхние Лихоборы», которую планируется открыть в конце 2017 года; по соседству с ним строятся еще три дома в общей сложности на 766 квартир. Их отделка и планировка близка к параметрам «комфорт-класса», о которых заявляли столичные чиновники. При этом, согласно проектной документации, на все четыре дома выделено 98 машино-мест.

 

 

В конце июня в Бескудниково у уже построенного дома разгружали кафельную плитку. «Начальство решило улучшить отделку, теперь кладем новую плитку, завтра другие [межкомнатные] двери должны привезти», — пояснил корреспонденту «Медузы» один из рабочих. В это время несколько альпинистов отмывали фасад девятиэтажки, стоящей напротив новостройки; неподалеку раскапывали сквер, чтобы установить дополнительные фонари освещения. Через некоторое время, в июле, управа Бескудниково объявила тендер на проведение дополнительного благоустройства района на сумму 131 миллион рублей. Основные работы должны развернуться у жилого комплекса «Мой адрес», а также там, где расположены хрущевки, поддержавшие программу реновации.

 

Заказчик строительства комплекса «Мой адрес» — казенное предприятие «Управление гражданского строительства» (УГС), подчиненное Марату Хуснуллину. Эта организация отвечает за постройку социальных объектов и жилых домов, часть квартир в которых получают очередники, а часть продается на рынке. По итогам 2016 года госкомпания стала крупнейшим застройщиком Москвы, обогнав группу ПИК и другие частные компании. Название «Мой адрес» — сквозной бренд для жилых комплексов «уровня комфорт-класса», которые строятся за счет городского бюджета, в частности для людей из сносимых домов.

 

Эксклюзивным продавцом квартир, построенных УГС, является компания «Мосреалстрой» — она же в марте 2017 года начала торговать квартирами в доме на Дмитровском шоссе, 68, планируя продать 91 из 131 квартиры. Однако теперь упоминания о доме в Бескудниково с сайта компании исчезли. В «Мосреалстрое» на вопрос, можно ли купить квартиру в этом доме, ответили, что он «был снят с продаж по требованию департамента городского имущества без объяснения причин». Также сняты с продажи квартиры еще в трех домах, которые УГС построило в Бескудниково.

 

 

«В Бескудниково люди очень хотят переехать. Там есть готовые дома, построенные КП УГС. Причем жители чуть ли не требуют передать квартиры в том виде, который есть», — рассказывал 8 августа вице-мэр Хуснуллин в интервью «Ведомостям». Там же чиновник упоминал о двух «красивых домах» на проспекте Вернадского. Как сообщил «Медузе» источник в стройкомплексе, под программу реновации там зарезервированы 25-этажная башня (Вернадского, 69) и 14-этажный двухподъездный дом (Вернадского, 61, корпус 3). Эти же адреса упоминаются в служебной переписке Департамента городского имущества Москвы, который будет заниматься вопросами переселения по программе реноваций. Согласно переписке, с которой удалось ознакомиться «Медузе», под программу реновации также зарезервированы квартиры в готовых домах по улице Красных Зорь, 59б, и Гжатской, 16, в Можайском районе, а также на Щелковском шоссе, 75, в Северном Измайлово.

 

Также до конца 2017 года начнется переселение в Текстильщиках (адреса новых домов — улица Артюхиной, 24а и 28а) и Нагатинском Затоне. В последнем в декабре 2017 года планируется сдать четыре дома на 438 квартир, строительство которых началось в начале 2016-го. Расположение новых домов в точности совпадает с планом переселения, который был разработан в 2013 году по заказу департамента градостроительной политики и будущего куратора программы реновации Андрея Валуя.

 

О реновации и её авторах

 

"Хозяйка города" Почему вице-мэр Анастасия Ракова — "самый влиятельный" человек в "правительстве" Москвы и как она управляет городом. Репортаж Таисии Бекбулатовой

 

Мэрия Москвы составила окончательный список сносимых домов. Карта

 

 

Иван Голунов, Москва

Самые новые посты
  • Визуализация нового здания, которое, по информации Архнадзора, запланировано к строительству на месте дома купца Булошникова, для чего необходима корректировка ПЗЗ. Публичные слушания проходят в связи с внесением изменений в ПЗЗ города Москвы. Земельный участок, выделенный для здания 17 по Большой Никитской улице (дом купца Булошникова, построен в конце 1820-х годов) выделяется в отдельную территориальную зону с новым градостроительным регламентом: - вид разрешенного использования - размещение жилых домов и сопутствующей инфраструктуры; - максимальная плотность застройки - 73,3 тыс квм/га; - максимальная высота застройки - 32 м; - максимальный процент застроенности - не устанавливается; Из опубликованных Еленой Ткач документов следует, что данные изменения были согласованы на градостроительно-земельной комиссии под председательством С.С. Собянина 15 ноября 2018 года в интересах ООО "Мэйнэстейт". По данным базы "Спарк", компания зарегистрирована в 2016 году, генеральный директор Андрей Маталыга. Основной вид деятельности - покупка и продажа собственного недвижимого имущества. Необходимость в изменении ПЗЗ, очевидно, связана с планами компании осуществить снос исторического здания и строительство на его месте элитного жилья (в прошлом году ООО "Мэйнэстейт" осуществило снос усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной).
  • Визуализация нового здания, которое, по информации Архнадзора, запланировано к строительству на месте дома купца Булошникова, для чего необходима корректировка ПЗЗ. Публичные слушания проходят в связи с внесением изменений в ПЗЗ города Москвы. Земельный участок, выделенный для здания 17 по Большой Никитской улице (дом купца Булошникова, построен в конце 1820-х годов) выделяется в отдельную территориальную зону с новым градостроительным регламентом: - вид разрешенного использования - размещение жилых домов и сопутствующей инфраструктуры; - максимальная плотность застройки - 73,3 тыс квм/га; - максимальная высота застройки - 32 м; - максимальный процент застроенности - не устанавливается; Из опубликованных Еленой Ткач документов следует, что данные изменения были согласованы на градостроительно-земельной комиссии под председательством С.С. Собянина 15 ноября 2018 года в интересах ООО "Мэйнэстейт". По данным базы "Спарк", компания зарегистрирована в 2016 году, генеральный директор Андрей Маталыга. Основной вид деятельности - покупка и продажа собственного недвижимого имущества. Необходимость в изменении ПЗЗ, очевидно, связана с планами компании осуществить снос исторического здания и строительство на его месте элитного жилья (в прошлом году ООО "Мэйнэстейт" осуществило снос усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной).
  • В Москве набирает обороты так называемая программа реновации. Составлен огромный перечень домов, которые должны пойти под снос. В большинстве районов уже выбраны площадки для строительства «стартовых» домов, и кое-где под них уже копают котлованы. Кроме того, в самое ближайшее время по всему городу начнутся публичные слушания по проектам сноса и застройки. Но, к сожалению, в этой программе действительно очень многое «не так» . Начнём с того, что «реновация» — это не социальная программа. Это коммерческая программа, которую нам довольно неуклюже пытаются выдать за социальную. Она с самого начала была придумана не ради нашего блага, а ради блага тех строительных компаний, которые будут ломать одни дома и строить на их месте другие. Для них это очень выгодный бизнес. И, конечно, компании хотят построить свои дома как можно выше и плотнее. Потому что все «лишние» квартиры в этих домах (не занятые переселенцами) они будут продавать на рынке жилья. И чем больше они сделают таких квартир, тем больше прибыли они получат. И ещё они хотят, чтобы строительство обходилось им как можно дешевле. Но для нас это означает, что они будут строить кварталы-муравейники стометровой высоты, огромной плотности и низкого качества. Такие кварталы уже есть в разных районах, особенно на окраинах Москвы. И особенно много их в ближнем Подмосковье. Там шумно, тесно, очень много машин и очень мало деревьев. А дворов в привычном понимании там часто не бывает совсем: выходя из дома, вы сразу попадаете на улицу. И изучая проекты «реновации», мы видим в них те же самые муравейники. Только теперь они уже натыканы по всему району, занимают бóльшую часть его территории и стоят вплотную к домам. Они стоят не только на месте сносимых пятиэтажек, но также на месте дворов, скверов и детских площадок. В общем, когда мэрия говорит людям, что будет переселять их «в тот же самый район», она молчит о том, что на самом деле никаких «тех же самых районов» не останется вообще. От них останутся только названия, а сами районы полностью изменятся. Плотность населения увеличится втрое. Перед окнами вырастут башни высотой в 30 этажей. Мы будем жить как селёдки в бочке, стоять в бесконечных пробках и дышать выхлопными газами. Вдобавок к этому, «реновация» означает, что мы много лет подряд будем жить посреди огромной стройки. И когда стройка будет заканчиваться в одном месте, она сразу же будет начинаться в другом. Ещё мы видим людей, которых сейчас переселяют по этой программе. И эти люди, как правило, недовольны своим новым жильём. Во-первых, новые квартиры оказались по площади почти такими же, как и старые. Количество комнат осталось прежним, размер комнат остался прежним, немного увеличились только коридор и кухня. Во многих квартирах нет балкона. Во многих квартирах стоит укороченная ванна, потому что ванна стандартной длины там не помещается. Во многих квартирах совмещённый санузел (а напомним, что нам когда-то обещали аж по два туалета в квартире). Комнаты зачастую оказываются какой-то причудливой, неудобной формы. Во-вторых, люди жалуются на низкое качество самих домов: розетки выпадают из стен, дверные косяки перекошены, штукатурка отваливается, звукоизоляция никуда не годится. Но если люди пытаются отказаться от этих квартир, то власти им говорят: «А куда вы денетесь? Другого жилья для вас нет, а ваш старый дом мы в любом случае будем сносить. Поэтому берите то, что есть». Впрочем, власти тут же добавляют, что при желании мы можем докупить дополнительную площадь за деньги, и даже с небольшой скидкой. Но люди, которые решились на такую докупку, говорят, что это настоящий грабёж, и никакая скидка здесь не помогает. В общем, по сравнению с программой Лужкова всё стало гораздо хуже. И это объясняется именно тем, что «реновацию» придумали не для нас, а для строителей. И когда Дума с подачи Собянина принимала свой «Закон о реновации», она именно это и имела в виду. Поэтому в законе написаны такие вещи, от которых волосы дыбом встают. Например, там написано, что при строительстве новых домов можно отступать от экологических, санитарных и пожарных норм. Это значит, что такие дома могут строиться вплотную к большой дороге, или не получать солнечного света, или стоять на бывшей свалке, или стоять так близко друг к другу, что при пожаре они будут загораться один от другого. «Закон о реновации» всё это разрешает. Ещё там написано, что новые квартиры могут быть такими же, как и старые, по количеству комнат и жилой площади. Они только должны быть больше старых по нежилой площади — но насколько больше, там не сказано. Поэтому прибавление даже одного квадратного метра будет считаться вполне допустимым. В законе это называется «замена равнозначным жильём». А на практике всё это выливается в те самые дома, от которых люди безуспешно пытаются отказаться. Кроме «равнозначного жилья», по этому закону нам ещё могут предлагать «равноценное жильё» или денежную компенсацию. Но дело в том, что и «равноценность», и размер компенсации мэрия будет определять сама. А мы знаем, как мэрия умеет играть с оценкой недвижимости. Когда она хочет взять у нас побольше налогов, она говорит, что наше имущество стоит дорого. А когда она хочет отобрать у нас это имущество, она говорит, что оно стоит дёшево. Поэтому доверять ей в этом деле никак нельзя. Городские чиновники часто говорят, что, мол, «город должен развиваться». Но это просто слова, не имеющие никакого определённого смысла. Развиваться ведь можно по-разному. Можно уплотнять город до бесконечности, втискивать в него всё новых и новых людей, и называть это развитием. Но такое «развитие» нам совсем не нужно. Ещё они говорят, что при голосовании в МФЦ и в интернете москвичи сами поддержали «реновацию». Но это тоже ложь. Во-первых, во время голосования мы об этой программе ничего толком не знали. Нам не показывали никаких проектов, ни одного человека ещё не переселили, ни одного дома не построили. Более того — даже «Закон о реновации» на тот момент ещё не был принят. Нас только забрасывали агитационными брошюрами, в которых нам сулили золотые горы. То есть они предложили нам сначала «вслепую» проголосовать за переселение, и только потом узнать, по каким правилам оно будет происходить. А во-вторых, голосование касалось только сноса. И проходило оно только в тех домах, которые могли попадать под снос. А по поводу застройки никакого голосования не было. Хотя главной целью этой программы является именно застройка. Причём, в отличие от сноса, она затрагивает не только переселенцев, а всех жителей района. Вот и надо было спрашивать у всех жителей: хотим ли мы, чтобы наш район заполнялся муравейниками, или не хотим. Но мэрия этого не сделала. Поэтому результаты такого голосования ни о какой «всеобщей поддержке» говорить не могут. Что же нам делать? Нас ожидают нелёгкие времена, и мы должны быть готовы к ним. Если ваш дом попал в перечень на снос, то подумайте ещё раз: может быть, вам стоит сохранить его и вывести из этого перечня? Это можно сделать, если провести в доме общее собрание собственников. Такая процедура технически довольно проста: главное — договориться между собой. Обратите внимание, что панельные пятиэтажки были, как правило, рассчитаны на сто лет службы, а кирпичные — на 150 лет. И когда в мэрии нам говорят, что эти дома строились на 25 лет, нам просто лгут. В Москве действительно были дома, рассчитанные на 25 лет; но это были совсем другие дома, и сейчас они почти все уже снесены по программе Лужкова. Если же вашему дому снос не угрожает, то вам (как и всем нам), тем не менее, придётся отбиваться от уплотнительной застройки. Для этого надо внимательно следить за событиями в районе, и особенно за публичными слушаниями. Изучайте проекты, которые выносятся на слушания. Причём именно сами проекты, а не те брошюры, в которых они рекламируются. Приходите на эти слушания, выступайте на них, пишите отзывы. Это не гарантирует успеха, но даёт шансы на него. Вообще, любая активность — публичные слушания, митинги, сборы подписей — повышают вероятность того, что мы сумеем отбиться. У нас как-то принято думать, что участвовать в таких делах «несолидно». Но на самом деле несолидно будет, если мы позволим чиновникам и строителям испоганить Москву. Несолидно будет, если нам придётся жить в муравейниках или в непосредственной близости от них. А бороться за наш город, за наши районы, за нашу нормальную жизнь — это как раз очень солидно. Александр Эйсман, московское общественное движение «Наш дом»

©   Индустрия Сервейинг - комплексное управление жилой недвижимостью и коммунальной инфраструктурой -

правовые, технологические, финансово-экономические решения

(NP effective property management "Industry Survey")

  • Индустрия Сервейинг на ФБ
  • Индустрия Сервейинг
  • https://vk.com/industserv

©  2009 - 2019  Индустрия Сервейинг,  НП ЭУН